=рассылка *Христианское просвещение*=

Благодать Господа Иисуса Христа, любовь Бога Отца и общение Святого Духа да будет с вами!

Тема выпуска: Свет, воссиявший из бездонной ночи Креста

Христос воскрес!

В связи с возникающими порой недоразумениями, помещаю следующее предуведомление:

Редактор-составитель рассылки (чьи контактные данные указаны в конце этого письма – выпуска рассылки), не является, как правило, автором текстов, которые в рассылке используются. Автор текста указывается перед текстом.

Пожалуйста, не пожалейте полминутки на то, чтобы оценить выпуск после того, как прочитаете его, или решите, что читать не будете. Хотя бы чтобы знать, что вы читаете рассылку, и я не трачу время впустую.
Благодарю всех, кто откликается на эту просьбу! :-)

Редактор

Автор: протопресвитер Александр Шмеман.
Опубликовано в сборнике "Беседы на Радио «Свобода»", Т. II.
1-я беседа тж здесь (другая редакция).

 
серия "Православный церковный календарь";
серия "Основы христианской веры"
аудиоверсия: a, b.

 (примерно 1810 слов)


> Снова победа над тьмой

Христос воскресе!

Еще раз суждено нам было дожить до этого «праздника праздников и торжества из торжеств». Еще раз предлагается нам принять в себя радость, равной которой нет на земле, свет, с которым ничто не может сравниться, почувствовать, увидеть, осознать то, чего, по слову апостола, не видел... глаз, не слышало ухо, что не приходило... на сердце человеку, но что Бог приготовил любящим Его (1Кор.2:9).

Христос воскресе! Как давно пытаются развенчать эту потрясающую весть, лишить смысла это приветствие, это радостное восклицание. Нам не только пытаются доказать то, что не воскрес Христос, но и то, что Его самого никогда не было, что всё это выдумка, обман, подделка. А между тем тот же апостол говорит: Если Христос не воскрес, вера ваша тщетна (1Кор.15:17) — вот слова́, вот вопль счастья, родившийся от веры! Лишите христианство этой пасхальной радости, отнимите у него Пасху — и что останется? Действительно, так мало... Останется смутное воспоминание о странном учителе, Его слова́ о любви и смирении, останется печальная история еще одной трагической неудачи. Останется циническая мысль: «Что может эта проповедь любви и братства в мiре, в котором всё равно всегда торжествуют пилаты и иуды, фарисеи и начальники, в котором всё равно всё и всегда построено только на силе, только на страхе, только на принуждении? И, собственно говоря, именно это и хотят доказать с незапамятных времен все враги Христа и христианства.

Уже тогда у креста, на котором мучился Он, стояли они, эти враги, и с усмешкой говорили: “Ты говорил, что Ты Сын Божий, так вот сойди со креста, и мы поверим Тебе. Уповал на Бога — так пусть Он поможет Тебе!” (ср. Мф. 27:40-43) И Христос не сошел со креста, и Бог, по-видимому, не ответил на Его вопль: Боже мой, Боже мой, почему Ты меня оставил? (Мф.27:46). И если этим воплем, этим страданием, этой смертью кончается христианство, то оно действительно конец всех надежд и всех иллюзий. Зло торжествует, окончательно и безоговорочно. Перед ним сдается всё: и слабые попытки Пилата соблюсти справедливость, и любовь учеников, которые, бросив Его, бежали, и жалость, и мужество. И остается тогда только принять печальную логику, давно уже нашедшую свое выражение в так называемой народной мудрости: «с волками жить — по-волчьи выть», «сила солому ломит», «своя рубашка ближе к телу»... Воцаряется в мiре тогда такая беспросветная мгла, что уже ничего не хочется как только как-то прожить эту короткую жизнь, пытаясь как можно чаще забываться, уходить от нее. Остается поверить отчаянию блоковского стиха:

Будьте ж довольны жизнью своей,
Тише воды, ниже травы!
О, если б знали, дети, вы,
Холод и мрак грядущих дней!

Но вот приходит пасхальная ночь. Именно ночь — когда нет обманчивого света, когда всё погружено в темноту, всё, казалось бы, соответствует тому мраку, что царит на земле. И, как это повторяется каждый год на протяжении двух тысячелетий, собираемся мы в храм. И в нём тоже темно. И посередине — всё тот же гроб с мертвым страдальцем. И тихо раздаются всё те же печальные погребальные песни. Нам никто ничего не говорит и не объясняет — нет пропаганды, нет громких слов, нет утешений. Но мы не ждем человеческих слов и доказательств, они всё равно никогда и ничего не доказали. И вот мы выходим из храма со свечами в руках. Какой слабый, какой прерывистый этот свет! И как мало его в этом во тьму погруженном мiре! Мы обошли храм и мы подошли к закрытым дверям. Вот так же когда-то очень давно женщины пришли ко гробу и спрашивали себя: Кто отвалит камень от двери гроба? (Мк.16:3), ибо камень этот был весьма большим. И над нами сегодня всё тот же камень — камень неверия, камень мiра, ни во что не верящего, живущего только изо дня в день, мiра, в котором торжествуют только сила и страх.

Привален камень, закрыта дверь, и пытается ветер погасить слабое пламя свечей... Что можем мы против этой всемiрной черноты, всемiрной пустоты, мы, маленькая кучка людей, никем не признанных, над верой которых смеется и издевается мiр? Кто пережил эту минуту молчания, сомнения и маловерия тут, у этой закрытой двери, перед этим вечным камнем, тот знает, о чём я говорю. И вот слабый старческий голос произносит только два слова, всё те же два слова: “Христос воскресе!” Два слова! Ни объяснений, ни доказательств. Этот голос только сообщает и возвещает: “Христос воскресе!” И чудо совершается, то же чудо, всегда то же. Несется в ответ радостный возглас: “Воистину воскресе!” И принимает душа, принимает сердце, принимает эти два слова что-то самое глубокое и подлинное в нас. Отступают и эта ночь и это молчание, и открывается дверь, и вступаем мы в ликование Пасхи, и узнаём знанием несомненным и неопровержимым, что еще раз на наших глазах совершилась победа. Победа над злом, победа над тьмой, победа над ненавистью, победа над страхом, победа над смертью. “Где твое, смерте, жало? Где твоя, аде, победа? /.../ Воскресе Христос, и жизнь жительствует...”

Обман, самообман, выдумка, легенда, психоз? Но неужели обман и психоз могут продолжаться две тысячи лет? Неужели так ничтожен и слаб человек, что те же два слова могут снова и снова торжествовать в нём над всей этой лавиной объяснений и обличений, что направлена на него и льется на него столетия?

Два слова, против которых нужно мобилизовать все возможности, чтобы разрушить их... Нет, нам нечего противопоставить всей этой злобе, кроме вот этой пасхальной радости. Мы ничего не можем ни доказать, ни объяснить — не можем и не хотим. Но если есть на земле доказательство, то вот оно — пасхальная ночь, пасхальная радость, пасхальный свет.

“Христос воскресе из мертвых,
Смертию смерть поправ
И сущим во гробех живот даровав!”

Не бойся, малое стадо! (Лк.12:32) Христос воскресе!

Не бойся, малое стадо! Ибо поем мы в церкви сегодня:

“Воскресения день!
Просветимся, людие! /.../
и друг друга обымем
и рцем: "Братья!"” /.../

Не бойся, малое стадо! Ибо возвещается сегодня победа всем слабым, всем маловерным, всем тем, кто постился и не постился, кто ждал и не ждал, кто желал этой победы и кто не чаял ее. Всем открыта дверь, на всех льется этот свет и эта радость: Христос воскресе!

 

> И за тех, кто не знает Его

> Христос воскресе!

> В эти пасхальные дни, когда не по заслугам, не по делам нашим, а действительно по милости и дару Божию получаем мы, верующие, столько радости и света, как-то особенно сжимается сердце за всех, этой радости, этого света не ощущающих, за всех неверующих, которыми каждый из нас окружен и с которыми связан неразрывными человеческими узами. «Мы», «они»... Но для Бога нет «нас» и нет «их», а есть только люди, на каждого из которых направлен луч Божественной любви, направлен свет, который, по слову церковной молитвы, «просвещает всякого человека, грядущего в мiр»6.

> Но почему оказывается этот свет столь недейственным, почему не пробивает он тьму? Почему огромное большинство людей не видит его и живет так, как если бы его не было? Почему то, что не только очевидно для нас, но и составляет главную, всеобъемлющую радость нашей жизни, — почему остается оно для них закрытым, несуществующим, а порой и враждебным? Ведь если мы, как сами утверждаем, верим в Бога Творца, в Бога Спасителя, в Бога-Любовь, если ежедневно исповедуем эту свою веру, то не можем не верить и в то, что все люди задуманы и сотворены для вечной любви, вечной радости и причастия Богу. Но вот не видим мы этого. Почему?

> И, может быть, именно в эти радостные пасхальные дни с особой силой угадываешь в себе самом горький ответ на эти вопросы: «Не из-за нас ли это, всё время декларирующих свою веру, но бессильных передать ее глубину и правду, и бессильных потому, что сами мы не живем этой глубиной и этой правдой?»

> Как часто вера становится для самих верующих делом чисто внешним: любовью к обрядам, к старине, к собственным, наконец, «религиозным переживаниям»! Между прочим, всё это отлично понимают безбожники, которые не слишком боятся религии, пока она сведена к внешнему. «Пожалуйста, моли́тесь, сколько хотите, целуйте свои иконы, играйте в свою “Святую Русь” — всё это никому не мешает!» Но ведь не об этом говорил, не об этом томился Христос в ожидании, пока разгорится принесенный Им на землю огонь! И не указывает ли, если вдуматься, само это внешнее — храмы, иконы, обряды — на нечто иное, не зовет ли оно к чему-то неизмеримо более глубокому? К чему? Да к само́й той любви, которой любил Сам Христос и заповедь которой оставил нам как единственное мерило христианства: По тому узна́ют все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин.13:35). Но любовь Христова не есть ли любовь ко всем, за кого Он умер, а стало быть и к тем, кто не знают, не слышали о Нём?

> Как часто приходится выслушивать рассуждения о «правах» и «интересах» верующих! Но ведь Христос ничего не говорил о «правах», а единственный настоящий «интерес» верующих в том, чтобы разгорался огонь Христов в сердцах всех людей. Но вот сдались мы, и принимаем всякие поблажки из рук одержимых ненавистью к Христу, и соглашаемся, чтобы религия наша ограничена была непроницаемыми стенами древних храмов, за стенами которых пусть творится что угодно. Речь не о том, чтобы лезть на рожон, кричать о Христе на площадях — этого не делали и сами апостолы. Они тоже молились за власть, они тоже подчинялись законам гнавшей их империи и не отрекались от общества, в котором жили, но... И это «но» — решающее: они подчинялись власти, они молились за власть лишь постольку, поскольку и власть эта, и законы, и общество не противоречили не просто их вере в Христа (ибо верить не может запретить ни одна земная власть), но самоочевидному их призванию — свидетельствовать о Христе всем людям.

> Го́ре мне, если не благовествую! (1Кор.9:16) — восклицает апостол Павел, проведший почти всю жизнь в изгнаниях и узах. И вот его проповеди до сих пор не могут заглушить никакие запреты. И для кого го́ре — не благовествовать, тот находит и пути благовестия, тот не сводит веру к своим религиозным нуждам, интересам и эмоциям, тот в каждом человеке узнаёт объект Христовой любви, тот знает, что послан Христом в мiр быть Его свидетелем.

> Нам скажут: «Ведь это опасно!» Но можно спросить: а когда же это было безопасно? Во все эпохи, в самых что ни на есть «христианских» государствах и обществах быть свидетелем Христа, носителем Его любви и правды, проповедником Его учения всегда означало терпеть непонимание и гонения, одиночество и страдание. Но только на этом пути достигал христианин подлинной радости и подлинного счастья.

> И не об этом ли напоминает нам Пасха — этот свет, воссиявший из бездонной ночи креста, страдания и смерти? Увы, нет Пасхи без Великой пятницы, а Великая пятница — это крест, это страшная ненависть к свидетелям истины, это вечное отвержение мiром правды и любви. И если еще раз дал нам Господь вкусить от этой пасхальной радости, то не для того ли, чтобы разгорелся в нас огонь любви к братьям нашим, не знающим Христа? Не для того ли, чтобы мы вполне уразумели слова́ Христа: В мiре будете иметь скорбь; но мужайтесь: я победил мiр (Ин.16:33).

> Христос воскресе!

 


> 6 Ср.: «Христе, Свете истинный, просвещаяй и освящаяй всякаго человека грядущаго в мiр...» (Молитва 1-го часа).

Буду благодарен за материальную поддержку проекта.
Как это можно сделать, описано на странице messia.ru/pomoch.htm.

Здесь вы можете оценить прочитанный выпуск рассылки.
Заранее благодарен всем, кто выразит свое мнение.

Голосование эл. почтой: нажмите на ссылку, соответствующую выбранной Вами оценке, и отправьте письмо!
В теле письма можно оставить свои комментарии.
При этом, если Вы расчитываете на ответ, не забудьте подписаться и указать свой эл. адрес, если он отличается от адреса, с которого Вы отправляете письмо.
NB! На мобильных устройствах этот метод отправки письма может не работать. Поэтому, если Вы хотите задать вопрос редактору рассылки или сообщить что-то важное, надежней будет написать обычное письмо на адрес mjtap@ya.ru.

(затрудняюсь ответить)(неинтересно – не(до)читал)(не понравилось / не интересно) /

(малоинтересно)(интересно)(очень интересно)(замечательно!)

[при просмотре выпуска на сайте доступна функция "поделиться"]

messia.ru/r2/7/lp52_281.htm

Архив рассылки, формы подписки —» messia.ru/r2/
Сайт "Христианское просвещение" —» messia.ru

 »Страничка сайта вКонтакте«
»Страничка сайта в facebook«

Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах –
в письме, в icq или на форуме. Постараюсь ответить на вопросы.


Божьего благословения!  
редактор-составитель рассылки
Александр Поляков, священник*
(запасной адрес: alrpol0@gmail.com)
<= предыдущий выпуск серии