=рассылка *Христианское просвещение*=

Благодать Господа Иисуса Христа, любовь Бога Отца и общение Святого Духа да будет с вами!

Тема выпуска: Греховен ли секс? Мнения современных авторов (2)

Этот выпуск тройной, и для того, чтобы было удобней читать его частями, текст разделен чертой на 3 примерно равные части.

В связи с возникающими порой недоразумениями, помещаю следующее предуведомление:

Редактор-составитель рассылки (чьи контактные данные указаны в конце этого письма – выпуска рассылки), не является, как правило, автором текстов, которые в рассылке используются. Автор текста указывается перед текстом.

Пожалуйста, не пожалейте полминутки на то, чтобы оценить выпуск после того, как прочитаете его, или решите, что читать не будете. Хотя бы чтобы знать, что вы читаете рассылку, и я не трачу время впустую.
Благодарю всех, кто откликается на эту просьбу! :-)

Редактор

Авторы: А.В.Боженов, Ю.С.Белановский.
Из книги "Двое во едину плоть: Любовь, секс и религия".

серия "Брак, семья, сексуальность";
"Христианство в современном мире"; серия "Церковь: единство и разделения. Конфессии";
серия "таинство человеческой жизни";
 (примерно 5430 слов)

 

> Греховен ли секс?
> Мнения современных авторов

<.....>

> Мнения православных авторов

<.....>

    > Протоиерей Алексий Уминский

>  Выступая на «круглом столе» «Семья в современной церкви»[97], отец Алексий отметил, что тема интимных отношений в семье включает многие сложные нерешенные вопросы. Устав, по которому живет наша Церковь, – монашеский, находящийся вне темы семейной жизни. И тем не менее он существует, и никуда нам от него не деться. Но отец Алексий убежден, что «интимные отношения – это вопрос личной внутренней свободы каждой семьи, которая свободна в том, как им строить свою семейную жизнь. /…/ Интимные отношения – это отношения супружеской любви и супружеской свободы. Очень часто так бывает, что всякая излишняя аскеза является причиной супружеских ссор и в конечном итоге развода»[98].

    > Алексей Зайцев, преподаватель Московской духовной академии

>  Интересными нам показались мысли преподавателя Московской духовной академии Алексея Зайцева, опубликованные в интернет-заметке «Проблема пола в церковном браке»[99]. Вопрос о допустимости половой близости вне цели деторождения и, как следствие, о допустимости использования контрацепции (речь, конечно, идет только о неабортивной контрацепции) представляется автору этой публикации неоднозначным и непростым. Всё зависит от богословских предпосылок, на основании которых идет рассуждение. Православная Церковь никогда не связывала себя какими-либо однозначными определениями по данному вопросу, поэтому при решении затронутого вопроса нет возможности опереться на авторитетные церковные источники прошлого.

>  Алексей Зайцев предполагает, что принципиальное решение проблемы допустимости или недопустимости половых отношений в браке вне цели деторождения, а значит, и проблемы контрацепции может быть построено на следующих предпосылках.

>  Во-первых, дать новую жизнь – это богоданная способность, от которой человек не вправе отказываться, если это не обусловлено целями более высокого порядка (например, монашество и т.п.). Деторождение богоустановлено, оно является следствием Божией заповеди: «плодитесь и размножайтесь». «Но сразу возникает вопрос: можно ли свести жизнь, которую родители дают своим детям, только к физическому существованию? Разве родители не отвечают за то, чтобы эта жизнь была достойной в нравственном, в социальном и в других отношениях? Ведь иногда можно с уверенностью предположить, что жизнь потенциального ребенка будет по ряду причин явно ущербной (речь здесь не о материальном достатке, точнее, не только о нём)»[100].

>  Во-вторых, автор предлагает рассмотреть ряд вопросов. «Например, обязаны ли супруги полностью отказаться от интимной близости в случае бесплодия одной из сторон или если есть явная угроза врожденной неполноценности предполагаемого ребенка, а тем более его гибели? Как быть верующей женщине, если ее неверующий муж требует физической близости, но в случае зачатия будет категорично настаивать на аборте?»[101].

>  В-третьих, автор напоминает, что деторождение не является единственной и первостепенной целью брака, скорее, оно есть его закономерное следствие, существенный и неизбежный аспект (за исключением случаев бесплодия). Первостепенная цель брака в православии – осуществление самоотверженной любви и достижение духовно-телесного единства двух личностей – мужчины и женщины.

>  В-четвертых, «половые отношения супругов сами по себе не являются чем-то порочным и предосудительным, порочными они становятся, когда выходят из-под духовно-нравственного контроля и начинают занимать в иерархии супружеских взаимоотношений неподобающе высокое место, служат средством удовлетворения человеческого эгоизма на уровне чувственности»[102].

>  На основе вышеозначенных предпосылок Алексей Зайцев делает следующий вывод. «Посредством половых отношений супруги реализуют свою богоустановленную творческую способность деторождения. Даруя жизнь новому человеку, они несут ответственность не только за его духовно-нравственное развитие, но и за материальное обеспечение, физическое здоровье, социальное положение и т.д. В связи с этим вполне оправданна постановка вопроса о контроле над рождаемостью, целью которого должно быть именно создание наиболее благоприятных условий (в первую очередь в духовно-нравственном отношении) для жизни и развития будущих детей, но не эгоистические побуждения родителей (когда они отказываются от деторождения, чтобы «пожить в свое удовольствие»)»[103].

>  По мнению автора, в результате грехопадения не произошло принципиального изменения самого способа размножения. Речь может идти только о выходе половой функции человека из-под контроля разума и духа, об ее искажении в той степени, в какой мы говорим об искажении человеческой природы вообще. «И если учитывать, что целью брака в православии является не только деторождение (иначе все бесплодные должны быть автоматически «обречены» на монашество), но в первую очередь вечный союз мужа и жены в единой природе посредством самоотверженной любви, то половые отношения между супругами можно рассматривать как проявление этой любви на уровне плоти. В таком контексте интимная близость перестает быть только средством для деторождения, и поэтому вполне оправданно утверждение о ее определенной самоценности. При этом нельзя забывать, что если отношения супругов сконцентрированы только на уровне половой жизни, если она становится самоцелью, ни о какой подлинной любви, ни о каком христианском браке не может быть речи в принципе»[104].

    > Игумен Валериан (Головченко)

>  В своей статье «Про «это» – православным»[105] игумен Валериан (Головченко) приводит наиболее расхожие православные мнения, не удерживаясь от довольно язвительных комментариев.

>  Есть мнение, что при занятиях любовью нужно стремиться не испытывать никаких эмоций. Желательно даже не любить. Просто совершать свое дело с монотонной размеренностью железных роботов. Но «грех не в любовном томлении. Грех в окаменелом бесчувствии. Следует заметить, что фригидность и импотенция – это не добродетели, а заболевания»[106].

>  Говорят, дабы не прельститься телесной красотой законного супруга (супруги), желательно по примеру пуритан совершать всё через простыню с отверстием. «Лучший способ воспитать в себе маньяка. Не наслаждаться созерцанием красоты своей «половинки», а разворошить собственное больное воображение. Любой сексопатолог познакомит вас с невеселой статистикой – именно из подобных «пуританских» семей выбегали на ночные улицы самые кошмарные маньяки. Там, где ханжеством было попрано естество, начинался противоестественный бред»[107].

>  Призывают и к тому, чтобы руками друг ко другу не прикасаться. Целовать только в щечку. Слов красивых не говорить. «Откройте Библию, перечитайте «Песнь Песней»! Да, аллегорически это изображает Христа и Церковь. А буквальное толкование говорит о нормальных, естественных отношениях мужчины и женщины»[108].

>  Бывает, что предлагают забыть про романтичную обстановку, к примеру, ужин при свечах. Только дома, только ночью и только в полной темноте возможно интимное общение. Чтобы святые лики с икон не восплакали, созерцая бесстыдство. Если же супруги настолько верующие, что не гасят лампад, то взирать им надо не друг на друга, а на образа, при этом вымаливая прощение. «Любое дело можно испоганить, доведя до абсурда. Попытки придать своим интимным отношениям вид псевдохристианской духовной мистерии окончательно угробят в отношениях супругов и духовность, и сексуальность. Чем, когда и как занимаются супруги наедине – это их глубоко личное дело. И интересует оно не Бога, а любителей смотреть в замочные скважины. «Всё, что венчанные супруги устраивают в своей спальне, грехом не является, даже если это игры в школьников, зайчиков и немецких автоматчиков. Однако те же игры, совершаемые в одиночку, сразу обретают статус извращения, за которое необходимо приносить покаяние» (Густав Водичка. «Тайна старого рецепта»)[109]».

>  Есть мнение, что непосредственно перед супружеским общением необходимо читать 3 канона, 5 акафистов и положить по 200 земных поклонов каждый, после этого – чтение трех кафизм. «Думается, это дело не требует особых чинопоследований сверх обычного ежедневного молитвенного правила. Всё остальное уже было однажды прочитано над супругами священником в Таинстве браковенчания. Совершение земных поклонов к тому же может испортить радость взаимного общения – потные тела, обоюдная усталость»[110].

>  Говорят еще, чем реже супругам быть вместе, тем лучше, надо жить «как брат с сестрой». «Невозможно не согласиться с изречением о том, что «монашество и брак не для каждого, а целомудрие – для всех». Сто́ит лишь уразуметь разницу в целомудрии воздержания монаха и целомудрии размеренной половой жизни женатого мирянина. Эта разница весьма существенна. Жизнь супругов в полном воздержании, «как брат с сестрой» – исключение из правила. Этот подвиг сродни юродству, его могут достойно пройти лишь единицы. И то, по особому Божьему произволению. Такие вещи не принято афишировать, чтобы не дойти в рассуждениях до гнушения брачным сожительством»[111].

>  Подводя итог сказанному, можно сделать вывод, что на данный момент, с православной точки зрения, вряд ли можно говорить о четком и едином для всех подходе к вопросу супружеских половых отношений. Во всяком случае, утверждать, что вне мотивации чадородия секс однозначно греховен, не представляется возможным. Обозначая эти вопросы, необходимо учитывать и степень воцерковленности супругов, и их духовную зрелость, и их возраст, и их статус в Церкви, и состояние их физического здоровья, темперамент и многие другие объективные и субъективные условия. Только приняв во внимание все эти факторы, можно судить о каждом конкретном случае. При этом в качестве важной оговорки нужно иметь в виду тот факт, что собственно богословских аргументов в пользу безусловного запрета на использование неабортивной контрацепции нет. В порядке церковной икономии, т.е. снисхождения, можно говорить о ее допустимости. Кстати, это признаётся, правда, в довольно размытой формулировке, и в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви. Понятно, что по данной проблеме Церковь может разработать лишь ряд общих установок с учетом наиболее типичных положений, но окончательные выводы могут быть сделаны только в индивидуальном порядке.

> Мнения интернет-авторов

>  Для полноты картины приведем выдержки из интернет-публикаций. Простые пользователи Интернета смогли достаточно глубоко и серьезно разобрать тему сексуальных отношений или обозначить некоторые очень важные вопросы. Конечно, каждый из процитированных авторов отражает свое мнение, но их доводы и соображения вполне заслуживают внимания.

>  а) Участник одной из интернет-дискуссий Алексей Глуховский опубликовал свое мнение, что если секс всегда греховен и лишь попускается, то «для того имеются методы искусственного оплодотворения, с появлением которых совершенно отпала необходимость попускать в браке эту, всеми обсуждаемую, отвратительную низкую мерзость»[112].

>  Было также сказано, что в силу созданной Богом человеческой природы люди чувствуют, что удовольствия имеют совершенно одинаковую природу, и не понимают, почему удовольствие от приема пищи – это нормально, а супружеское общение  однозначно грех. «Если быть последовательным (честным), то нужно признать, что, согласно св. Максиму Исповеднику и другим отцам-аскетам, любое удовольствие от удовлетворения инстинктов (не только вышеописанных, но также безопасности, социальности, агрессии и т.д.) тоже греховно. Борьбу с этими страстями великие подвижники нам, немощным, и преподнесли, уходя в пустыни, считая себя последними из грешников и прочими свершениями. Тогда нужно было бы видеть в теле темницу для духа, а никак не храм. В итоге – когнитивный диссонанс между безусловным громадным авторитетом Предания и малюсеньким, но личным опытом Истины»[113].


>  б) Мария Ивлева, участница дискуссии на интернет-форуме http://forum.cdrm.ru, так отвечала одному из своих оппонентов: «У вас совершенно превратное и, увы, распространенное представление о телесном общении мужа и жены как об акте поедания скоромного, отбивной котлеты, условно говоря, если не чем-то вообще постыдном и малопристойном. При этом другой человек, супруг, рассматривается как механическое средство для получения удовольствия. Между тем всё неизмеримо сложнее, это часть комплекса отношений между двумя людьми. /…/ Скажу больше. На мой взгляд, полноты брака и не может быть без общения телесного, вне зависимости от того, могут ли быть дети, не могут и т.д. Внутри своего мира супруги могут, конечно, принимать решение, например, о воздержании. Но в огромном большинстве случаев игры в стиле «будем как брат и сестра», «только ради чада», «в пост ни за что», «это мешает моей духовной жизни» кончаются кризисом и распадом брака. Вы не знаете таких примеров? Значит, вы живете в какой-то удивительной церковной среде.
>  А то мне всё это напоминает коллизию из романа Маркеса «Сто лет одиночества», где один Буэндиа, женившись, обнаруживает юную супругу в глухом балахоне до шеи и с календарем в руках, на котором ее духовник отметил дни года, в которые допустимо супружеское соитие (что-то вроде 40 из 365). Это, кстати, типично католический подход. Откуда, в частности, взялся целибат священников? «Это» стыдно, в крайнем случае попускается, но уж носителю евхаристической чаши уж точно как-то неловко «этим» заниматься.
>  Только не надо мне приводить в пример супружескую жизнь св. Иоанна Кронштадтского (святой Русской Церкви, был женат, имел полное воздержание от супружеского общения; умер в 1904 г. – Прим. авт.). Мы тут не Иоанны Кронштадтские, и не с этого начинается подражание святым.
>  Теперь о вопросах конкретных и житейских. Опять всё в кучу. О смысле телесных отношений в браке вроде уже сказала. Они важны, значимы и в большинстве случаев необходимы, с моей точки зрения, вне связи с вопросом о рождении детей. Обратная точка зрения тоже явно католическая (дело не в католиках, к которым я отношусь с большим уважением, а в том, что в данном вопросе они, по-моему, неправы). Из последних примеров – энциклика «Humanae vitae…», с которой замечательно полемизировал митрополит Антоний Сурожский.
>  Отдельный вопрос – рождение детей и контрацепция. Совершенно с вами согласна в осуждении гедонистического представления о браке как о союзе двух эгоистов, чьи интересы в данный момент совпадают. Одним из аспектов такого рода союзов является часто отказ от детей во имя собственного комфорта. Чайлдфри и прочее.
>  Но проблема контрацепции тоже, в свою очередь, делится на два аспекта – абортивная и неабортивная контрацепция. Первая в христианском браке недопустима, конечно. /…/ Пусть в меня бросят камень, но пусть лучше пьют пилюли и даже ставят спирали, но не делают абортов.
>  Что касается однозначно неабортивной контрацепции, т.е. барьерной и т.н. естественных методов, то на этот счет всё вполне сказано в документе под названием «Основы социальной концепции РПЦ». Да, в идеале лучше 15 прекрасных деток, но в реальности это, как правило, невозможно. И чистейшим фарисейством и возложением бремен неудобоносимых здесь выглядят опять-таки с важным видом рассуждения про то, что рожать деток благословляет Бог, а родился – так вы там живите сами как-нибудь с Божьей помощью. Правда, без меня, любимого. Кстати, Господь благословляет не только рожать деток, но и думать и нести ответственность.
>  Итак, мне (и не только мне) представляется, что вопросы телесных отношений в браке, их форм, ритма и воздержания, рождения детей, а также неабортивной контрацепции должны решаться самими супругами по обоюдному согласию. А не в стиле тех православных теток и даже мужиков, которые со свистом уходят в космос «православия», по дороге, как отработанные модули ракеты, теряя мужей, жен, семьи и всё прочее. И не в стиле «трехспальная кровать «батюшка всегда с нами»[114].

>  в) Очень интересные мысли находим у православного блоггера srechkunov[115]. Он пишет, что вопрос церковного взгляда на половые отношения мужа и жены в конечном итоге упирается в два подвопроса:

>  1) «Насколько именно половые отношения (вне связи их с деторождением) могут рассматриваться как естественная, а значит, не подлежащая нравственной оценке сторона человеческой жизни?»[116] Насколько допустимо для супругов искать половой близости из любви, из-за желания таковой, из-за радости общения? Нормально ли разделять ложе ради стремления пережить некоторое удовольствие и даже ради некоего снятия напряжения (сексуального или эмоционального)? Допустимо ли требовать от супругов, чтоб их сексуальные отношения происходили четко в соответствии с предписанной кем-то извне целью (ради деторождения)? 2) «Насколько именно Церковь в лице писаний своих святых должна оценивать и регламентировать естественные стороны жизни, включая супружеское половое общение?»[117]

>  Что значит быть «естественной стороной жизни»? С. Речкунов, опираясь на библейское Откровение о грехопадении, отмечает: «Реальность до грехопадения никому из живущих на земле не доступна. Мы о ней знаем только в общем, образно, из библейского Откровения. Поэтому любые рассуждения о том, что было до грехопадения, не более чем догадки, а иногда и прямые манипулятивные спекуляции»[118]. Типичным примером такой спекуляции для автора является распространенное мнение, что одним из краеугольных пунктов святоотеческого учения является утверждение, что в раю «секса не было и быть не могло».

>  Человеку присущи некоторые неотъемлемые от его природы способности, возможности и потребности. Среди них, очевидно, потребление пищи, сон и отдых, стремление вообще к общению с себе подобными и т.д. Можно ли на основании Священного Писания утверждать, что супружеское половое общение не входит в этот ряд? Можно ли на основании святоотеческой традиции сказать то же? Автор заметки пишет, что ему неизвестны основания для исключения супружеского общения из ряда естественных сторон жизни.

>  Что значит «супружеское общение само по себе не подлежит нравственной оценке»? «Это значит, что о нём как таковом, как и о еде, о сне, отдыхе, общении и даже испражнении есть явная воля Божия – всем этим сторонам нашей жизни положено свыше быть. А значит, они сами по себе не плохи, как минимум, а то и хороши»[119]. Конечно, автор помнит о грехопадении, но оно не смогло перевернуть до противоположного знака ничего в человеческом естестве. Оно внесло раздробленность, искажение, повреждение, определенную бесконтрольность (страстность), но не более. «А значит, нравственной оценке могут подвергаться не сами естественные стороны нашей жизни, а мотивация их проявления, мера и обстоятельства их проявления. Иными словами, нравственной оценке может подвергаться личность, пользующаяся этими сторонами жизни. Что же для христианина значит нравственная оценка? Очевидно, согласованность с волей Божией»[120].

>  Предъявлена ли нам Богом необходимость «свыше» детальной обязательной регламентации всех сторон жизни? «В Ветхом Завете мы найдем такие примеры, они разрозненны и не затрагивают всех естественных сторон жизни. Христианскую систему на ветхозаветных предписаниях не построишь. Зато есть в Библии, и особенно в Новом Завете, места, из которых становится очевидной общая воля Божия по тем или иным вопросам. Конкретное же ее опредмечивание лежит на совести человека, стремящегося жить по заповедям»[121].

>  Можно ли сделать однозначный вывод из Священного Писания, что Бог определил супружеское общение, мотивированное любовью и желанием близости супругов (которые в тот момент задачу зачатия не ставили), как однозначно греховное? Можно ли утверждать, что некоторые переживания радости, удовольствия и наслаждения, присущие половому общению супругов, – это плод грехопадения? Насколько можно быть уверенным в полной поврежденности грехом именно половой близости? Насколько можно утверждать, что единственным оправданием супружеского общения является только деторождение? Эти вопросы ключевые в рассматриваемой нами теме, но на них нет серьезного и авторитетного ответа. Представленные недоумения ждут своего решения.

>  С. Речкунов предлагает следующие рассуждения о греховности половых отношений: «Обычно нам говорят, что само по себе половое общение, конечно, не греховно, но грехопадение внесло грех в этот вид отношений. Если это так, то грехопадение внесло грех во все стороны жизни человека, начиная от сна и еды и заканчивая обратным еде процессом. Я признаю́ такую точку зрения абсурдной»[122].

>  Другое дело, что, исходя из учения о грехопадении, можно утверждать, что любая сторона человеческой жизни может быть обращена во грех. «Но каковы критерии этого? Насколько считать греховным переживание человеком радости и даже наслаждения и удовольствия? Насколько греховным можно считать стремление к этому переживанию? Если мы ответим положительно, то тогда любое действие человека необходимо признать грехом. Например, стремление сесть в транспорте при усталости. Если же мы ответим отрицательно, то есть укажем на возможность человеку, не противореча воле Божией, стремиться к переживанию радости и даже наслаждения и удовольствия, то тем самым переведем разговор в правильное русло. Этим руслом является нравственная оценка той или иной личности, которая, так или иначе, распорядилась божественным даром – естественными способностями человека»[123].

>  Бог не сотворил смерти, она Им попущена. «Если мы убиваем животных, то творим зло, попущенное Богом. Все христиане, по попущению Божию, едят убитых животных (моллюсков, рыб, коров и т.д.). И этот момент не входит в категории обвинений. Евангелие предлагает иной суд. Так почему же именно секс, не противореча явно воле Божьей, стал отвергаемым многими людьми (как правило, неженатыми)?»[124] Если на свете существует убийство животных, которое явно противоречит воле Божьей и лишь попущено Им, то уж секс по согласию супругов разве есть зло? Да, и кстати, Ветхий Завет во многих местах (а Новый нисколько не противоречит этому) призывает супругов наслаждаться друг другом и никоим образом даже не намекает на то, что вне сферы деторождения это есть грех.

>  Входит ли в задачу Церкви регламентировать и нравственно оценивать половую жизнь супругов?

>  Мнение С. Речкунова таково: «Нет серьезных оснований полагать, что Церковь обязана регламентировать сексуальную близость супругов. Разве Христос пришел для того, чтоб отцы рассказали нам, как надо есть, спать и совокупляться? Не сказал ли Господь, по сути, обо всём этом в Евангелии: нужна мера и любовь к ближним, ради которых следует отказаться и от природных сторон? Именно это и должно быть законом для христиан.
>  Нет ни одного канона, налагающего прещение на христиан, «не ради зачатия сошедшихся». Есть некоторая дисциплинарная регламентация, имеющая воспитательно-совещательный характер. Если б это был принципиальный вопрос, то был бы канон на эту тему, была бы строчка в церковном законодательстве, утвержденном авторитетом Вселенских Соборов.
>  Нам возразят. Укажите нам у отцов хоть одно одобрение секса вне контекста зачатия? Но мы не найдем у отцов одобрения убийства карася (которого едим с картошечкой), не найдем одобрения поездки в метро да и много чего. Однако мы живем этим и не связываем эти моменты с вопросами личного спасения. Евангелие и отцы – это о другом, это не авторитетный справочник. Нам не нужны постоянные одобрения. /…/
>  Итак. Как минимум нет оснований полагать, что Бог запретил супружеское общение, не мотивированное деторождением. Пусть каждая христианская семья делает что хочет, это ее право. Я исхожу из презумпции невиновности»[125].

 

>  В завершение подраздела добавим к сказанному, что в святоотеческом наследии мысли о половом общении супругов сформулированы очень тезисно, без возможности понимания содержательной стороны вопроса и как следствие какой-либо регламентации. Если допустимо только половое общение супругов с намерением зачать ребенка, то предполагается три необходимых условия: супруги должны быть здоровы, они должны иметь твердое и ясное намерение именно зачать, и вероятность зачатия должна быть максимальной. Это значит, что супружеское общение должно происходить только несколько дней в месяц, в дни наибольшей вероятности зачатия. Любовь, радость, чувственные переживания, удовольствие – всё это остается за скобками этого взгляда на сексуальные отношения супругов. Но при этом, очевидно, не может остаться за скобками супружеской любви.

>  Говоря проще, получается, что секс в «традиционном» понимании для многих православных христиан – это то, в чём всегда должны укорять себя супруги, что может быть оправдано только их намерением зачать и последующим рождением детей. Очень немногие супруги готовы так, «по-племенному» подойти к семейной жизни.

>  Не сто́ит ли рассматривать «традиционный» православный взгляд на сексуальные отношения супругов вслед за Иоанном Златоустом (Беседа на 7-ю главу 1Кор.) как нравственную проповедь, призыв к воздержанию, а не «богословие брака»? Святитель, говоря о словах апостола Павла, отмечает: «Сказав: «во избежание блуда, каждый имей свою жену», он самой причиной дозволения побуждает к воздержанию»[126]. Златоуст не делает из этих слов далеко идущих «онтологических» выводов о цели брачного союза, он просто призывает свою паству к совершенству.

>  Может быть, имеет смысл в данном случае сравнить сексуальные отношения супругов с материальным богатством, о котором как о причине греха так же единогласно говорили святые отцы. Да и сам Христос сказал юноше: «если хочешь быть совершенным…» (см. Мф.19:21). Далеко не все предлагающие идеал совершенства не имели ничего, далеко не все пошли по пути совершенства, но при этом явили достойную христианскую жизнь. В защиту такого мнения говорит и тот факт, что предлагаемая многими святыми отцами точка зрения не нашла никакого отражения в каноническом законодательстве Церкви и, по сути, осталась призывом к воздержанию и совершенству. Сексуальные половые отношения супругов так и не были регламентированы Церковью и остались вопросом устроения конкретной семьи. Нигде в святоотеческой письменности нет жесткой взаимосвязи членства в Церкви, возможности участвовать в Таинствах и супружеского «недетородного» отношения к сексу.

> Поиски православного подхода – протоиерей Василий Зеньковский

>  Пожалуй, единственный церковный писатель, кто оставил нам свои размышления о сексуальной жизни самой по себе, – протоиерей Василий Зеньковский (†1962), известный богослов и педагог русского зарубежья. Перед ним стояла задача помочь современному ему юношеству разобраться в этой животрепещущей проблеме.

>  Именно у отца Василия мы находим те основания, на которых возможно сформулировать современный православный взгляд на мужеско-женские отношения, на человеческую любовь и на сексуальные отношения супругов.


>  «Поистине, – пишет Зеньковский, – ничто так не важно знать для суждения о человеке, как то, как сложилась в нём жизнь пола: здесь лежит ключ к самым основным, решающим фактам нашей жизни»[127]. Но эту тему невозможно раскрыть с православной точки зрения, если не усвоить, что не всё, что в человеке «естественно», то есть возникает и зреет независимо от нашего сознания, в подлинном смысле естественно, то есть заложено Творцом. Бывает, что всякого рода извращения появляются тоже «естественно», то есть наследственно. «В том-то и слепота наша, что мы не сразу разбираем, что следует признать «естественным» в подлинном, здоровом смысле слова, а что, хотя переживается как «естественное движение души», является уже проявлением болезненного уклона, душевного вывиха»[128].

>  В наши дни господствует убеждение, что человек построен «гармонически». Это значит, что естественное удовлетворение его потребностей само по себе создает внутреннее равновесие, определяет внутреннюю гармонию всех функций. Это убеждение, по утверждению о. Василия Зеньковского, должно быть признано совершенно ошибочным прежде всего потому, что с точки зрения православной антропологии человек построен вообще не гармонически, а иерархически. Это значит, что развитие одних функций находится в зависимости от развития других и призвано быть подчинено общему призванию человека. Замедленность или, наоборот, усиленное развитие отдельных функций может губительно отразиться на других. Ведь есть функции первичные (основные), а есть функции вторичные (производные). «Конечно, раз в человеке существует какой-либо орган, имеется какая-либо функция – они должны получать свое удовлетворение, но чем выше орган или функция в человеке, тем сложнее стои́т вопрос об их удовлетворении или проявлении. С особой, ни с чем не сравнимой силой это сказывается как раз в сфере пола, которая принадлежит к числу основных и даже центральных сфер в человеке»[129].

>  Чтобы разобраться во всей сложности жизни пола в человеке, отец Василий предлагает различать «энергию пола» и «половую энергию». «Под энергией пола надо разуметь всё то, что рождается от сферы пола (и в теле, и в душе́). Это, в общем, соответствует понятию творческой силы в человеке, половая же энергия связана с деятельностью половых органов в человеке»[130]. «Большая, может быть, самая значительная часть энергии пола, не переходя в половую энергию, как бы минует половую сферу, уходит в другие сферы нашего существа. На этом зиждется всё огромное значение полового воздержания, которое как бы освобождает энергию пола для творческого использования ее в высших формах психической жизни»[131]. Парадокс сферы пола заключается в том, что воздержание, полное неудовлетворение половой потребности, оказывается не в состоянии разрушить жизнь человека, а, наоборот, может явиться предпосылкой настоящего расцвета творческой жизни в человеке. При этом отец Василий настаивает, что «неправильно отождествлять чистую сексуальность с «животной» стороной в человеке»[132].

>  Пол есть источник творческой силы в человеке. «Как телесно-духовная функция он не тождествен с сексуальностью – и оттого мы и отличали энергию пола от половой энергии. Половое воздержание, сводящее на нет половую энергию, вовсе не убивает энергию пола, а, наоборот, в путях сублимации переводит половую энергию в высшие, духовные формы. Но воздержание (вольное или вынужденное) всегда трудно и предполагает духовные усилия, без которых воздержание может перейти в нервное заболевание. И наоборот, когда воздержание сопровождается духовными усилиями, оно становится источником новых сил, залогом настоящего расцвета творческих данных в человеке»[133].

>  Автор настаивает, что в структуре человека действует закон, состоящий в том, что «неотвратимо и непреодолимо живет в человеке потребность внутреннего соединения сексуальности и движений любви»[134].

>  Дело тут вот в чём. Половое созревание локализует половую энергию в телесных органах, и телесная сторона пола приобретает законченный характер и выдвигается на первый план. Этим самым создается сексуальное сознание – объективное созревание (развитие органов пола) и осознание сексуальных движений. Но в это же время наряду с сексуальностью развивается и потребность любви, зреет эрос. Иногда обе эти сферы не слишком отделяются одна от другой, хотя пути той и другой разные. Но иногда они очень расходятся, как бы мешают друг другу. «Последняя сущность пола как раз и состоит в искании любви, что есть центр и основа того огня, который горит в человеке; сексуальность же есть только выражение в сфере телесной этих внутренних движений. Как тело вообще есть инструмент души (и в этом смысле справедливо может быть названо частью души, а не обратно), так и сексуальность лишь передает и выражает то, что загорается в душе́, как инструмент, который своими звучаниями передает мелодию, на нём разыгрываемую»[135].

>  Для того чтобы до конца понять соотношение сексуальности и движений любви (эроса), отец Василий предлагает вспомнить важный закон, говорящий, что все движения чувств и все глубокие волнения, исходящие из самых недр человеческого существа, ищут двойного выражения: телесного (физического) и психического (душевно-духовного). Но дело не только в констатировании факта, а еще в том, что одно выражение, например телесное, не заменяет другого, душевно-духовного. «Самая жизнь духа человеческого и состоит в любви: тайна каждой личности есть тайна того, как, с какой глубиной ищет любви и любит человек. Любовь к матери, к сестре, к жене – как глубоко различны они, и всё же это одна и та же жизнь духа. Так как человек создан по закону «полового деморфизма», т.е. принадлежит либо к мужскому, либо к женскому полу, то этот половой деморфизм и вбирает в себя из глубины духа ту исконную потребность любви, которая есть сущность человека. Именно в этом смысле в сфере пола любви эросу принадлежит основное значение, а сексуальность есть лишь телесная транскрипция того же движения любви. Отсюда понятно и то, что чем глубже горение любви, тем слабее сексуальность. Вот отчего любовь так часто спасает (особенно в юные годы) от давления сексуальности: любовь несет с собой какое-то благоухание, которое очищает человека, освобождает его от сексуального беспокойства»[136]. Раздвоение проявлений пола, выраженное в сексуальности и переживаниях любви, совершенно законно в период полового созревания. «Но эта «поляризация» половой силы не должна закрывать глаза на то, что основное проявление этой силы есть потребность любви, слияния в любви с тем, к кому обращена душа»[137].

>  Жизнь пола, по мнению отца Василия, может обрести свое настоящее и полное выражение только в семейной жизни. «Удовлетворение же сексуальных желаний вне того внутреннего окрыления, какое дается в любви, есть извращение и искажение закона цельности, заложенного в нашей душе. Вообще раздвоение сексуальности и эроса, естественное лишь в период полового созревания, становится дальше тяжким грехом по отношению к самому себе. Перед всеми открыт путь правильного и здорового устроения жизни пола – путь семьи, и чем раньше юноши и девушки вступают в брак, тем легче дается им внутренняя гармония в их существе»[138].

>  Отец Василий настаивает, что если раздвоение сексуальности и эроса сохраняется после периода полового взросления и даже в браке или, что бывает чаще, выступает только одна сторона (как правило, сексуальность), то искажается смысл и суть семьи, семейная жизнь становится ущербной. Одностороннее проявление пола обедняет отношения супругов и влечет за собой угасание и ослабление высших сил в человеке. Для того, чтобы семейная жизнь была не просто «сносной», но и духовно здоровой и питательной, для этого нужно не одно влечение, не одна «физиологическая влюбленность», а настоящее увлечение, переходящее в любовь. «Только сочетание сексуального влечения и движений любви (эроса) обеспечивает нормальную семейную жизнь (говорим сейчас о сфере пола): при отсутствии «влечения» становится трудным супружеское сближение. Но при отсутствии любви, когда на первый план (даже взаимно) выступает чисто сексуальное влечение, семья будет непрочной. Со временем «страсть» угаснет, ослабеет сексуальное влечение – и супруги неизбежно переживут в острой форме их внутреннюю чуждость друг другу»[139].

>  Если мужчина и женщина вступают в брак целомудренно и впервые в браке познаю́т тайну телесного единства, то, по убеждению отца Василия, именно от телесного сближения в браке (в нормальных условиях) расцветает в душе́ супругов глубокое, светлое и радостное чувство любви друг к другу, нежное поклонение и глубокое чувство неразрывности. «Половое сближение не только не может быть отделено от других видов единения, но оно само создает и формирует законченную цельность всех взаимных отношений. Когда между мужем и женой цветет любовь, она сияет во всём и овладевает всем. Малейшая дисгармония в это время переживается очень болезненно: невнимание, небрежность, равнодушие – даже в самых ничтожных пустяках – вызывают скорбь, тревогу, мучат и обижают. А когда появляются признаки зачатия ребенка, тогда отношения мужа и жены еще более укрепляются в любви к будущему дитяти, в благоговейном трепете перед тайной появления нового человека в свет через близость мужа и жены. Тонкость и чистота взаимной любви не только не стоя́т вне телесного сближения, но, наоборот, ими питаются, и нет ничего добрее той глубокой нежности, которая расцветает лишь в браке и смысл которой заключается в живом чувстве взаимного восполнения друг друга. Исчезает чувство своего «я» как отдельного человека; и в больших вещах, во внутреннем мире и во внешних делах и муж, и жена чувствуют себя лишь частью какого-то общего целого – один без другого не хочет ничего переживать, хочется всё вместе видеть, всё вместе делать, быть во всём всегда вместе»[140].

>  Отец Василий настаивает на удивительной целостности семьи и на том, что в семейной жизни всё взаимосвязано, многое важно и все стороны должны занимать подобающее им место. «Нет в семейной жизни отдельных сфер – отдельной телесной, социальной, духовной близости; здесь одно откликается в другом, одно отражается в другом, всё связано очень внутренне и интимно, и какая-либо боль в одной стороне очень чувствительно дает себя знать и в других сферах. Семья есть нормальное раскрытие тайны пола в нас; для семьи, для семейной жизни дан нам пол, и всё богатство, неисследуемая полнота и сила его впервые открываются в семье как своем высшем цветении и выражении. Еще иначе выразим это: вне семейной жизни нет и не может быть жизни пола, она, может быть, тогда только неправильной, искажающей нашу природу и нарушающей законы жизни»[141].

>  Из сказанного можно сделать вывод, что к своему отношению к противоположному полу нельзя относиться легкомысленно, надо беречь его тайну, искать правильного устроения его и бояться всякого извращения. Отец Василий предупреждает молодых людей, что «внебрачная половая жизнь есть торжество чистой сексуальности за счет духовной стороны, в частности, за счет тех радостей и творческой силы, которая вытекает из переживаний любви».

>  Пол может стать проклятием для человека, может стать причиной душевных и телесных заболеваний, источником жизненных трагедий. Но он же может быть источником высших и лучших радостей, он же может открыть душе возможность расцвета и выявления ее силы и может стать началом спасения и творческого преображения. «Лишь бы твердо держать руль и направлять ладью жизни к правде и красоте. Лишь бы разуметь всем существом правду и неустранимость для каждого человека его креста – будь то путь безбрачия или путь семейной жизни. В несении креста в формах, которые диктуются жизнью, т.е. на путях безбрачия или на путях семейной жизни, и состоит творческая задача каждого человека»[142].

 


> 97 Материалы «круглого стола» «Семья в современной Церкви». http://www.cdrm.ru/project/26-04-07/ Далее в книге данная работа цитируется по этому источнику.
> 98 <Там же>.

> 99 Зайцев А. Проблема пола в церковном браке. http://www.devam.ru/life/family/pol.html Далее в книге данная работа цитируется по этому источнику.
> 100  <Там же>.     > 101 Там же.     > 102 <Там же>.     > 103 Там же.     > 104 <Там же>.

> 105 Игумен Валериан (Головченко). «Про «это» – православным» (http://o-val.ru/st/pe.htm).
> 106
 Там же.     > 107 <Там же>.     > 108 Там же.     > 109 <Там же>.     > 110 Там же.     > 111 <Там же>.

> 112 Закрытая интернет-дискуссия в блоге livejournal.com. Публикуется с разрешения автора. http://users.livejournal.com/_mnx_/66655.html Далее в книге данная работа цитируется по этому источнику. (Доступ к записи ограничен автором. – Прим. ред.)

> 113 Закрытая интернет-дискуссия в блоге livejournal.com. Публикуется с разрешения автора.

> 114 Дискуссия на интернет-форуме cdrm.ru; ~

> 115 Речкунов С. Немного о сексе, семье и монашестве. http://srechkunov.narod.ru/sex.htm Далее в книге данная работа цитируется по этому источнику.
> 116
  <Там же>.     > 117  <Там же>.     > 118 Там же.     > 119 <Там же>.     > 120 Там же.     > 121 <Там же>.
> 122
 <Там же>.     > 123 Там же.     > 124 <Там же>.     > 125  <Там же>.

> 126 Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского. Беседы на 1-е послание к Коринфянам. – М., 1999.

> 127 Зеньковский Василий, протоиерей. На пороге зрелости. – М., 1993.
> 128
 Там же.     > 129 <Там же>.     > 130 Там же.     > 131 Там же.     > 132 <Там же>.     > 133 Там же.
> 134
 <Там же>.     > 135 Там же.     > 136 <Там же>.     > 137 Там же.     > 138 <Там же>.     > 139 <Там же>.
> 140
 <Там же>.     > 141 <Там же>.     > 142 Там же.

Буду благодарен за материальную поддержку проекта.
Как это можно сделать, описано на странице messia.ru/pomoch.htm.

Здесь вы можете оценить прочитанный выпуск рассылки.
Заранее благодарен всем, кто выразит свое мнение.

Голосование эл. почтой: нажмите на ссылку, соответствующую выбранной Вами оценке, и отправьте письмо!
В теле письма можно оставить свои комментарии.
При этом, если Вы расчитываете на ответ, не забудьте подписаться и указать свой эл. адрес, если он отличается от адреса, с которого Вы отправляете письмо.
NB! На мобильных устройствах этот метод отправки письма может не работать. Поэтому, если Вы хотите задать вопрос редактору рассылки или сообщить что-то важное, надежней будет написать обычное письмо на адрес mjtap@ya.ru.

(затрудняюсь ответить)(неинтересно - не(до)читал)(не понравилось / не интересно) /

(малоинтересно)(интересно)(очень интересно)(замечательно!)

[при просмотре выпуска на сайте доступна функция "поделиться"]

messia.ru/r2/7/s24_254.htm

Архив рассылки, формы подписки —» messia.ru/r2/
Сайт "Христианское просвещение" —» www.messia.ru

 »Страничка сайта вКонтакте«
»Страничка сайта в facebook«

Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах –
в письме, в icq или на форуме. Постараюсь ответить на вопросы.


Божьего благословения!  
редактор-составитель рассылки
Александр Поляков, священник*
(запасной адрес: alrpol0@gmail.com)
<= предыдущий выпуск серии
 
 
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»