=Ежедневная рассылка *Мысли о вере и Церкви*=

Милость и мир да будут с вами полной мерой — через познание Бога и Иисуса, Господа нашего! (2Пет.1:2)

* 26 февраля ст.ст., ср  3-ей седмицы Великого поста

церковные чтения (паремии):
> Ис.10:12-20# [Обличается гордость царя Ассирии, который покорение многих царств и народов считал делом своего ума и могущества (12-14), на самом же деле он был лишь орудием в руках Божьих, подобно топору или пиле в руках работающего (15). Господь сокрушит его гордость, истребит его воинство, а народ израильский защитит от истребления, ибо он снова будет уповать на Бога, а не на сильных мира сего (16-20). *Господь и нас не лишит Своей милости и заступления, если мы, оставив грехи, будем уповать на истинного Бога.]
> Быт.7:5-9# [Вступление Ноя с семейством и животными в ковчег.]
> Притч.9:12-18# ["Женщина дерзкая, неотесанная, невежественна" - образ Глупости, она призывает простаков слушать ее...]
/См. в "подвале" этого выпуска текст Ис.10:12-27,33-34 и этой паремии в новом переводе Рос. Библ. Общества/

=окончание. начало в вып.№722 (от 3 марта)=

> <...> первые слова молитвы говорят о самом главном. Если я признаю Бога своим Господом и Владыкой, если я стремлюсь жить в реальном мире, если я стремлюсь отбросить бесовский мир воображения и нереальности, если я всеми силами стремлюсь к жизни и хочу избежать смерти - потому что жизнь и реальность идут вместе, а смерть идет вместе с иллюзией - тогда я должен дойти до конкретного, действенного понимания того, что значат эти слова, не только как описание душевного состояния, но как программа действия, потому что каждое из этих слов должно стать призывом, как бы лозунгом, девизом, который заставит нас поступать определенным образом.

> Как именно - кратко говорится нам в следующих строках: Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй мне, рабу Твоему.

> Целомудрие нельзя понимать только как поведение, относящееся к телу, так же как девство не следует понимать как только физическое состояние. Целомудрие начинается в момент, когда мы обнаруживаем и выделяем первостепенные ценности: Бога и человека, и когда по отношению к Богу и к человеку (включая самих себя) мы поступаем благоговейно, когда мы относимся к собственному телу с тем же почитанием, с каким относимся к хлебу и вину, ставшим Телом и Кровью Христовыми, с каким отнеслись бы к телу Воплощения; и от этого научаемся, как мы должны относиться к любому из тех, с кем мы встречаемся. Целомудрие начинается с того, что мы обнаруживаем, что у человека есть вечное призвание, он предельно значителен для Бога, он может спастись или погибнуть. Человек может быть предметом почитания, и мы призваны, как сказал Христос, когда умыл ноги Своим ученикам, друг другу умывать ноги, быть друг для друга верными, смиренными, любящими служителями. Только если мы приобретем этот дух, мы сможем распространить его на человека в целом, на душу и тело, и достичь состояния души, ума и сердца, которое приводит к совершенной, постоянной чистоте тела, которая называется целомудрием.

> Смирение - нечто гораздо большее, чем жалкая его карикатура, которую мы часто изображаем. Нам кажется, что смирение состоит в том, чтобы постоянно твердить, что мы недостойны никакого внимания, тогда как на самом деле страстно ждем внимания, говорить, что то, что мы сделали (зная, что сделали-то хорошо и что оно само по себе добро) - не имеет никакой ценности, потому что сделано нами; это все не смирение. Смирение, в первую очередь, - забвение о себе и такая забота - серьезная, глубокая, деятельная - о Боге и о ближнем, что нам вовсе неинтересно обращать внимание на себя. Это состояние, когда мы, вспомнив о себе, говорим этой мысли: «Иди прочь! Это мелко, мелочно, так неинтересно. Я занят чем-то бесконечно более драгоценным».

> Смирение также связано с победой над тщеславием и гордостью. Смирение имеет связь с тщеславием не только потому что оно совершенно очевидно является его противоположностью, но тщеславие - состояние того, кто ищет признания и одобрения от людей, а не от Бога. А если подумать, от каких людей мы ждем признания, или за что именно ждем похвалы, мы видим, до чего мы себя делаем мелкими через тщеславие. Повод для тщеславия так мелочен: шутка, успех в чем-то, что много ниже полной меры величия человека. А уж тех, кто рукоплещет нам, мы, может быть, даже презираем, и тем не менее благодарны им за похвалы. И в обоих случаях, будь то повод или люди, через тщеславие мы становимся невероятно мелкими, пустыми, в смысле - ненужными, бесполезными. Оно сводит нас к ничтожеству. Смирение начинается, когда мы соотносим свое суждение не с людским, поверхностным, случайным суждением, а когда мерой служит величие человека и полнота правды и истины Божией. Смирение в том состоит, чтобы не иметь другой мерки, как только величие человека перед судом Божиим.

> Вот почему святые были смиренны: потому что они видели, как велик человек, они могли видеть и то, как далеки они сами от своего призвания. Потому что они знали, что подлинное откровение человека нам дано в человеке Иисусе Христе (Рим 5: 15), они могли с истинным смирением признавать собственное недостоинство. Потому что он знали, что Бог хочет, чтобы мы были друзьями Ему, близкими спутниками, они могли измерить глубину нашего падения, расстояние между нами и Им, и испытывать смирение. От видения величия человека и Божественной славы рождается в человеке смирение, не от постоянного внимания к своим промахам или недостоинству. И в конечном итоге - об этом я не раз уже говорил - смирение, humility - происходит от латинского humus, плодородная почва; это образно, приточно, состояние почвы, земли, которая всегда есть, принимается как должное, по ней ходят, она принимает безмолвно все отбросы, которые люди кидают в нее, и живое семя, и солнечные лучи, и дождь, она все способна воспринять, усвоить и принести плод, она всегда забыта, всегда безмолвна, всегда способна все принять и принести плод: вот в чем смирение.

> Терпение - тоже сильное слово. Это не просто способность терпеливо переносить ближнего. Это способность нести страдание, трудности, ограничения, нести любое бремя, начиная с самого себя и кончая Крестом Распятия. Терпению свойственна сила, вера и молчание; это и ведет нас к любви, и берет свое начало в любви.

> Любовь: способность отдавать все, чем обладаешь, и самого себя, способность принимать другого в его инаковости, таким, какой он есть, благоговейно, почтительно, радостно, и способность также полагать жизнь за друзей, жить жертвенно. Если провести тут параллель с предыдущими словами - и это я предоставляю вам сделать самостоятельно - можно увидеть в этом ответ на первые четыре прошения. Так живет тот, кто проснулся к реальности, кто стоит перед лицом Бога и человека, себя самого и своего призвания, готов к действию и рассматривает всё это как основу и как конечный итог, с любовью, которая есть полнота жизни.

> И наконец - хотя это могло бы быть первым прошением, и для святого Ефрема было, может быть, первичным опытом жизни: Господи и Царю, даруй мне видеть мои согрешения и не осуждать брата моего!

[ Митр. Антоний Сурожский  
Беседа 'МОЛИТВА СВЯТОГО ЕФРЕМА СИРИНА'  
Из рассылки сайта "Митрополит Сурожский Антоний",  
21/II/2004 (там опубликовано впервые)  ]

 

 

* Митр. Сурожский Антоний: Молитва как солидарность
            с. Христ.Просвещ./rasylka/003/382.htm#0
* МОЛИТВА в тематич. указателе сайта "ХП"
     с. Христ.Просвещ./temy/m.htm#molitva

* Пособие к проведению Великого поста, день 17
  http://www.krotov.info/yakov/3_vera/5_gr_lent/046_gl17.html


Желаю всяческих успехов!  
редактор-составитель рассылки
Александр Поляков
My ICQ # 112678438

*Когда Господь свершит всё,
что свершит Он на гор`е Сион и в Иерусалиме,
Он воздаст царю Ассирии за его гордость,
за его высокомерие и надменный взгляд,
за то, что тот думает:
"Своею силой я сделал всё это, / и мудростью (я ведь умён!):
границы меж странами я стирал, / грабил сокровищницы их, /
их жителей ниц повергал, как силач!
Богатствами народов овладел я, будто гнездо разорил. /
Словно брошенные яйца, собрал я все страны земли.
Никто и крылом не шевельнул, / клюва не открыл, не пискнул!"
Чем же топору гордиться перед тем, кто им рубит? /
Может ли пила возвеличиться над тем, кто ею пилит?
Взмахнёт ли жезл хозяином своим? / Это хозяин заносит жезл! /
По силам ли палке поднять того, кто сам не из дерева?
Поэтому Господь, Господь воинств, изнурит его вельмож болезнью, /
а славу его сожжёт, в горящий костёр обратит!
И Сам Он, Свет Израилев, станет тогда огнём, /
Он, Святой Израилев, сделается пламенем,
и оно сожжёт, истребит его сорняки и колючки, /
и всё это — в один день!
Его лучшие леса, сады будут опустошены, /
и не останется там ни дыхания, ни плоти: /
придёт отчаянье и слабость.
Мало уцелеет деревьев: / и ребёнок их сосчитает.
И будет в тот день:
остаток Израиля, остаток дома Иаковлева,
не станет опираться на того, кто нанёс ему удар,
а будет опираться на Господа, на Святого Израилева,
и будет верен Ему.
Остаток вернётся, / остаток Иаковлев вернётся к могучему Богу!
О Израиль! Хотя ты был многочислен, как песчинки морские,
только остаток вернётся: /
погибель предначертана, как высшая справедливость.
Господь, Господь воинств,
свершит посреди земли предначертанную кару!
Поэтому Господь, Господь воинств, говорит:
"О Мой народ, обитатели Сиона!
Не бойтесь Ассирии, что бьёт вас жезлом,
заносит над вами палку, / как делали прежде египтяне.
Ещё совсем немного — и пройдёт Моё негодованье,
и Мой гнев обратится на неё, чтобы её погубить!"
Тогда Господь воинств занесёт над нею Свой бич —
подобно тому, как Он сокрушил мидьянитян у Вороньей скалы!
Поднимет Он жезл над морем, как некогда над Египтом.
И будет в тот день:
спадёт с ваших плеч бремя, возложенное ею, /
и разобьётся ярмо, что она вам на шею надела. ...
Вот, Господь, Господь воинств, обрезает ветви — страшна Его сила!
Высокие срублены, вознёсшиеся пали, /
рубит железо лесную чащу, / повержено великолепие Ливана!*
(Ис.10:12-27,33-34)

* * *
*Если ты мудр, твоя мудрость служит тебе, /
если нагл – сам же и пострадаешь.
*Глупость – женщина дерзкая, / неотесанная, невежественная —
восседает у дверей своего дома, /
на престоле, на виду у всего города,
чтобы звать всех проходящих мимо, / идущих своей дорогой:
– Простаки, обратитесь ко мне!
Несмышленому она говорит:
– Краденая вода слаще, / утаенный хлеб вкуснее!
А тот и не знает, что зовут его к теням, /
что гости ее – в глубинах Шеола.*
(Пр.9:12-18)


ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»