=рассылка *Христианское просвещение*=

Благодать Господа Иисуса Христа, любовь Бога Отца и общение Святого Духа да будет с вами!

Тема выпуска: Основание единства христиан (2)

Этот выпуск тройной, и для того, чтобы было удобней читать его частями, текст разделен чертой на 3 примерно равные части.

В связи с возникающими порой недоразумениями, помещаю следующее предуведомление:

Редактор-составитель рассылки (чьи контактные данные указаны в конце этого письма – выпуска рассылки), не является, как правило, автором текстов, которые в рассылке используются. Автор текста указывается перед текстом.

Пожалуйста, не пожалейте полминутки на то, чтобы оценить выпуск после того, как прочитаете его, или решите, что читать не будете. Хотя бы чтобы знать, что вы читаете рассылку, и я не трачу время впустую.
Благодарю всех, кто откликается на эту просьбу! :-)

Редактор

Автор: Николай Сергеевич Арсеньев.
Из книги "Единый поток жизни", из гл. I. (agnuz.info/app/webroot/library/203/149/index.htm).
PDF (здесь, в отличие от версий в html, отражено курсивное выделение слов).

Текст дополнен переводом богослужебных текстов на русский язык. Перевод иером. Амвросия (Тимрота):
• Страстная седмица / Во Святую и Великую Пятницу / Утреня; • Светлое Христово Воскресение. Пасха / На утрени (отредактированный вариант);
Октоих воскресный / Глас 1 / Вечерня; • Октоих воскресный / Глас 8 / Утреня;
Страстная седмица / Великая Суббота / Утреня; • Канон благодарственный с акафистом; • Канон умилительный с акафистом.

 
серия "Церковь: единство и разделения. Конфессии"
 

 (примерно 3280 слов)

предыдущие части: (1)   (2)

> Глава первая. О единении христиан

<.....>

> 6

> Что говорит, и особенно в нынешнее время, Православная Восточная Церковь Западному христианскому миру? Почему к ней тянутся невольно сердца многих верующих христиан, протестантов и католиков, остающихся протестантами и католиками, но находящих в духовных сокровищах православия что-то глубоко близкое и дорогое, но выраженное здесь с особой яркостью и силой?

> Православная Восточная Церковь исполнена духа иоанновского созерцания, того духа, который пронизывает всю раннюю апостольскую проповедь (как правильно сказал известный протестантский богослов и исследователь Нового Завета, Карл Людвиг Шмидт, что над всей, даже самой ранней первоапостольской проповедью как бы реют эти слова IV-го Евангелия: "И Слово... плоть бысть"). Иоанновское созерцание непрестанно устремлено на тайну и величие снисхождения Божия, оно не может оторваться взором от Славы, явившейся во плоти ("и мы видели Славу Его, Славу как Единородного от Отца"). "О том, что было от начала, что мы слышали, что мы видели своими глазами, что мы рассматривали и что руки наши осязали — о Слове Жизни!" Ибо то, что мы видели, рассматривали, осязали и было "Слово Жизни", т.е. и частью нашего видимого, ощущаемого, осязаемого мира, частью человеческой нашей среды, человеческой истории и... прорывом в мир Вечной Жизни. "Ибо Жизнь явилась", так продолжает Иоанн свои поразительные слова в своем I послании, "и мы видели и свидетельствуем и возвещаем вам сию Вечную Жизнь, которая была у Отца и теперь явилась нам".

> Вот этим: "мы видели и свидетельствуем" — о действительном явлении Слова во плоти — и живет Церковь с самого начала. И с особой, может быть, силой живет это созерцание Славы Его, Воплотившегося, в литургическом благочестии Православной Церкви. Церковь не может отвести взора от этих двух сторон, двух "полюсов", данных одновременно: Божественного и Человеческого. Это является постоянным предметом ее созерцания, но с особенной напряженностью это выступает в песнопениях Страстной недели. Так, в Великий Пяток утром поется:

Одевающийся светом, как одеждою, / предстоял на суде обнаженным / и принял удар по щеке / от рук, которые создал, / а беззаконный народ / пригвоздил ко Кресту Господа славы. / Тогда завеса Храма разорвалась; / солнце померкло, не вынося видеть оскорбляемым Бога, / пред Которым трепещет весь мiр. / Ему покло́нимся!

> Одеяйся светом, яко ризою, наг на суде стояше, и в ланиту ударение прият от рук, их же созда: беззаконнии же люди на кресте пригвоздиша Господа Славы: тогда завеса церковная раздрася, солнце померче, не терпя зрети Бога досаждаема, Егоже трепещут всяческая. Тому поклони́мся.

В сей день повешен на Древе / на водах землю повесивший; / венцом из терний венчается / Ангелов Царь; / в ложную багряницу облекается / Покрывающий небо облаками; / принял по лицу удар / в Иордане освободивший Адама; / гвоздями был пригвожден Жених Церкви; / копьем был пронзен Сын Девы. / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. /.../

> Днесь висит на древе, иже на водах землю Повесивый: венцем от терния облагается, иже ангелов Царь: в ложную багряницу облачается, Одеваяй небо облаки: заушение прият, иже во Иордане Свободивый Адама: гвоздьми пригвоздися Жених Церковный; копием прободеся Сын Девы. Покланяемся страстям Твоим, Христе...

При распятии Твоем Христе, / всё творение, видя это, трепетало, / основания земли сотрясались / в страхе могущества Твоего; / светила скрывались, и завеса Храма разорвалась, / горы задрожали и камни распались; / и разбойник верующий / восклицает с нами Тебе, Спаситель: / "Помяни (нас во Царствии Твоем)!"

> Распинаему Тебе, Христе, вся тварь видящи трепеташе, основания земли колебахуся, страхом державы Твоея, светила скрывахуся, и церковная раздрася завеса, горы вострепеташа, и камение разседеся, и разбойник верный зовет с нами, Спасе: еже, помяни во Царствии Твоем.

> Но если глубина снисхождения, прорыв безмерно изливающейся Божественной Любви проявляется в добровольном страдании и смерти Сына Божия, то высшее откровение победной силы Божией имеем в Воскресении. Христианство, как мы знаем, выросло из проповеди Воскресения — без Воскресения нет ни апостольской проповеди, ни христианства. Вот этот дух апостольского первохристианского благовестия о Воскресении пронизывает, проникает всё благовестие, всю духовную жизнь, всё миросозерцание православия. Победа Божия! И лучами этой победы озарена и жизнь и смерть и грядущие судьбы человека и всего мира. Воскресение Христа означает уже совершившуюся во Христе — победу над смертью. Космический оттенок проповеди о Воскресении и созерцание радости и силы Воскресения характерен для православия. Эта радость уже раскрывшегося, уже начавшегося в Воскресении Христа обновления всей твари — ожидаемого, но мистически во Христе уже данного — живет и дышит в песнопениях Пасхальной ночи.

Ныне всё исполнилось света — / и небо, и земля и преисподняя: / пусть же празднует всё творение / воскресение Христа, / которым оно утверждается.

> Ныне вся исполнишася света, небо же и земля и преисподняя: да празднует убо вся тварь востание Христово, в Немже утверждается...

Мироносицы /.../ одна к другой взывали: / «О подруги, давайте помажем благовониями тело, / источающее жизнь и погребённое, / плоть Того, Кто воскрешает падшего Адама/.../».

> Мироносицы жены́... друга ко друзей вопияху: О други́ни, приидите, вонями помажем Тело живоносное и погребенное, плоть Воскресившаго падшаго Адама, лежащую во гробе...

Смерти празднуем умерщвление, / ада разрушение, / иной — вечной — жизни начало /.../.

> Смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, иного жития вечнаго начало...

> И в течение всего годового круга в воскресных песнопениях изображается новое состояние, новое достоинство твари, ожидаемое и вместе с тем отчасти уже данное, мистически уже данное — не только как надежда, но и как новая действительность, вошедшая в мир в воплощении, добровольном уничижении и воскресении Христовом. Вот несколько цитат из этих песнопений:

> Христос воскресе как Бог во славе и совоскресил с собой мир.
> Он совоздвиг мир силою Своею.
> Даруя миру жизнь, Он просветил весь мир.
> Он просветил мир сиянием пришествия Своего и осветил Своим крестом мира концы.
> Он объединил земное с небесным.*

О чудо! Как вкусила смерти Жизнь всех? / Лишь только потому, что восхотел Он мир просветить /.../.

> О чудесе! Како смерти вкуси всех Жизнь! Но якоже восхоте мир просветити /.../.

> Воистину весь мир, вся тварь призывается к ликованию и прославлению Бога.

> Да радуется тварь и да процветет яко крин (как лилия), ибо Христос из мертвых воста яко Бог. Где твое, смерте, жало? Где твоя, аде, победа? — восклицаем мы.**

/.../ пределы мира торжествуют / о Твоем восстании из мертвых /.../.

> Мирстие концы торжествуют Твое из мертвых возстание /.../.[3]

> Здесь эсхатологически-радостное устремление вперед сочетается в неразрывном единстве с сознанием, что Вечная Жизнь уже пришла в мир и просветила мир в глубочайших ее основах (хотя еще сокровенным образом), что победа Бога над смертью и злом есть не только надежда, не только ожидание, но уже совершившаяся реальность. Этой верой, этим сознанием живут и Игнатий Богоносец и Василий Великий и Григорий Богослов и Иоанн Златоуст и Ефрем Сирин и все древние отцы Церкви христианской[4], а в 19-ом веке в России, напр., Серафим Саровский.

> В начале 20-го века этим первохристианским сознанием уже осуществившейся победы Христовой пронизано, напр., всё богословское миросозерцание великого протестантского христианского ученого и мыслителя, швейцарца Оскара Кульмана (Cullmann'a), или немца профессора Künneth'a, а в современном католичестве, напр., писания немецких бенедиктинцев и французского ораторианца Louis Bouyer <(Луи Буйе)>. Возможно, что усиленное пробуждение пасхального богословия у Западных христиан находится в частичной связи с их усилившимися контактами за последние десятилетия с православным благочестием.

> Ощущение тайны Божией, трепетное свидетельство о превозмогающем величии тайны Божией, радостном и покоряющем душу, столь характерное для первохристианского благовестия (ср., напр., то, что пишет о тайне Божией ап. Павел, особенно Ефес.1.9; 4.3-6,8-9 и Кол.2.2,3, или, напр., эти слова ап. Петра: "То, что вам теперь проповедано благовествовавшими Духом Святым, посланным с небес, во что ангелы желают проникнуть (взором)" — 1Петр.1.12), это чувство трепета перед величием Тайны снисхождения Божия, трепетного созерцания, проникает всю литургическую жизнь, всё молитвенное "стояние" Православной Церкви перед лицом Божественной действительности.

Ты — Жизнь, Христе, во гробе был положен / и Ангельские воинства поражались, / прославляя снисхождение Твое.

> Жизнь во гробе положился еси, Христе, и ангельская воинства ужасахуся, снисхождение славяще Твое.

Жизнь, как Ты умираешь? / И как во гробе обитаешь, / но царство смерти разрушаешь / и из ада мертвых воскрешаешь?

> Животе, како умираеши? како и во гробе обитавши? смерти же царство разрушавши, и от ада мертвыя возставляеши? —

> так читает Церковь над плащаницей в ночь с Великого Пятка на Великую Субботу. Или, вот, трепет Ангела-благовестника перед тайной Воплощения:

И, созерцая Тебя, Господи, / при этом бесплотном возгласе воплощающимся, изумлялся /.../.

> /.../ и со безплотным гласом, воплощаема Тя зря, Господи, ужасашеся /.../ (из Акафиста Божией Матери);

> или:

Витий громогласных как рыбы безгласными / мы видим пред Тобою, Иисусе, Спаситель наш; / ибо они не в силах объяснить, / как Ты Богом неизменяемым и человеком совершенным пребываешь.

> Ветия многовещанныя яко рыбы безгласныя видим о Тебе, Иисусе /.../: недоумевают бо глаголами, како Бог непреложный и человек совершен пребываеши? (из Акафиста Сладчайшему Иисусу).

> Церковь потрясена созерцанием благостной тайны, она не может от нее оторваться взором, и это питает ее душу.

> Богатство духовное, сокровища духовные, которых так много и в Западном христианстве, не только в католицизме, но и в верующем протестантизме, как бы расцветают, раскрываются с большей силой теперь, в наше время испытаний, угроз, страха и неверия, но и усиленной веры и углубленного контакта между христианами. Католическая Церковь как бы несколько сняла с себя ту броню, в которую она себя заковала в борьбе с реформацией и в которую отчасти облекали ее всё усиливавшийся юридизм ее внешней структуры и рационалистический метод богословия, развитого схоластикой. Но как многое изменилось за последние 40-50 лет, особенно в промежутке между Первой и Второй Великой войной и еще больше после Второй войны! На голос жизни, на страдания людей, на их недоумения, сомнения, честные и искренние искания и вопросы пастыри католические и мыслители и богословы современного католичества всё больше стали отвечать не формулами и подразделениями учебников, а из глубины опыта евангельского, из сокровищницы жизни Духа, жизни во Христе. Никогда, конечно, эта мощная струя жизни Духа не замирала в католичестве — в ее святых и праведниках и в самоотверженном подвиге служения ближним, в заботах о больных и сиротах, в миссионерских трудах среди азиатских и африканских народов, в молитвенном подвиге и созерцании, в совершении таинства Евхаристии.


> Но были и преграды для духа, проявление юридически-формального подхода к духовному богатству жизни церковной, не способствовавшие развитию религиозного сознания. В 20-ом веке в связи с потрясениями Первой Мировой войны (а потом и Второй), с притеснениями, которым подвергалась Католическая Церковь во Франции в начале XX в. и духовным пробуждением в кругах верующих мирян, верующей (или близкой к христианской вере) писательской и интеллектуальной элиты, особенно во Франции (об этом говорят, напр., такие имена как Charles Péguy, Marc Sagier, Francis Jammes, Paul Claudel, Antoine St Exupéry или философы Emile Boutroux, Maurice Blondel, Gabriel Marcel, Etienne Gilson, Jacques Maritain, Jean Guitton, отчасти Bergson, чтобы назвать только некоторых) пробудилось также углубленное и одухотворенное церковное самосознание в кругах католических богословов и проповедников благочестия; так, уже начиная с 20-их годов, среди деятелей немецкого "Литургического движения" (Liturgische Bewegung), в высококультурной писательской и просветительной деятельности известного о. Романо Гуардини (немца), особенно в трудах руководящих богословов Франции (доминиканцев Yves Congar и P. Dumont) и целого ряда лиц, связанных с издательством "Les Editions du Cerf" и другими высококультурными, близкими к католичеству издательствами в Париже; иезуитов Henri de Lubac, Jean Daniélou и других, но также и в немецком католичестве (иезуит Karl Rahner и ученейший немецкий швейцарец Urs von Balthazar).

> Очень большая роль по внутреннему оживлению и одухотворению современного католичества выпала на долю бенедиктинского ордена и его монастырей, этих рассадников высокой духовной культуры и высокого благочестия: в Германии — аббатства Maria Laach, Beuron, Niederalteich (назову лишь несколько лиц: аббат Odo Casel, аббат Emmanuel Heufelder, P. Athanasius Wintersieg и другие); во Франции — Solesmes, в Бельгии — Maredsous, St Andre, Mont Cesar. Во главе Maredsous стоял с 1909 по 1923 гг. аббат Dom Marmion (ирландец), один из великих наставников духовных в современном католичестве, писавший о внутренней жизни во Христе согласно ап. Павлу. Монастырь Chevetogne в бельгийских Арденнах, является одним из главных центров Западного мира по работе сближения христианских Церквей и по изучению православия; руководящим в этом направлении является и его журнал "Irénikon" (назовем лишь некоторые имена: Dom Lambert Beauduin, Dom Clement Lialine, Dom Olivier Rousseau).

> Сходная роль в Германии принадлежит, может быть, особенно аббатству Niederalteich, во Франции — доминиканскому монастырю, соединенному с высшей богословской школой — Saulchoir под Парижем (где преподает Yves Congar). Замечательны писания Louis Bouyer (ораторианца, бывшего протестантского пастора, большого ценителя и любителя православного благочестия), который — особенно в своей книге "Spiritualité chrétienne" — с огромной силой подлинно "иоанновского" созерцания подчеркивает превозмогающее величие раскрывшейся во Христе Тайны Божией[5].

> Тайна нашего спасения, неразложимая, непередаваемая, неуловимая никакими формулами реальность Божия и тайна снисхождения Божия ("Любовь Божия, превосходящая всякое познание", по словам ап. Павла — Еф.3.19) встает перед духовным взором этих наших современников, как нечто Покоряющее, Превосходящее, перед чем в трепете и умилении смолкает всякое познание человеческое, как это вставало перед взором отцов Церкви — Афанасия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Ефрема Сирина, и как оно встает перед взором Православной Церкви в ее литургическом молитвенном созерцании.

> Неадекватность всех наших познавательских средств перед превосходящим величием Тайны Божией и тайны снисхождения Божия, о чём не устает говорить Православная Церковь, эта глубина и тайна снисхождения, о которой в 13 веке в изумлении св. Франциск восклицал: "O sublimitas humilis, o humilitas sublimis"*** — эта всепокоряющая реальность Божия и безмерность любви (о которой свидетельствуют, напр., две великие итальянские мистические созерцательницы Средних Веков и эпохи Возрождения — Екатерина Сьеннская и Екатерина Генуэзская и еще больше, может быть, английская созерцательница конца 14 века — Lady Julian of Norwich), превышающие способности нашего постижения, но раскрывающиеся нам действенно через преображение нашей жизни, через начало нашей жизни во Христе, — то, о чём учил, напр., Исаак Сирин и другие отцы Востока (и из чего в России родилась в 19 веке религиозная философия Ивана Киреевского — его учение о познании Истины) — всё это теперь со всё увеличивающейся силой и глубиной свидетельствуется руководящими мыслителями и богословами нынешней Католической Церкви (не всеми, конечно) в противовес схоластическому логическому рационализму, в значительной мере господствовавшему в католическом богословии доныне, (я не говорю, конечно, о жизни подвига и праведности, которых так много в западном христианстве). Тем самым католическое богословие возвращается к своим собственным истокам, к нашим общим истокам — к свидетельству апостолов Павла и Иоанна о превозмогающем и животворящем характере познания Истины, к свидетельству и общему преданию великих отцов Восточной Церкви. Поэтому так привлекает теперь католических богословов (Urs von Balthazar'а и других) изучение Григория Нисского, Оригена, Максима Исповедника; поэтому такое большое впечатление, именно в руководящих католических кругах, произвела маленькая, но очень сконцентрированная книжка молодого еще, рано умершего, нашего богослова и религиозного философа Владимира Николаевича Лосского "Essai sur la théologie mystique de l'Eglise orthodoxe".

> Особенно громко заговорили в Католической Церкви голоса о внутреннем обновлении жизни Церкви и методов ее богословия, когда инициатива к этому пришла сверху, т.е. в период подготовления к Второму Ватиканскому собору, во время его и после него. Эти голоса отнюдь не звали к радикальной перемене и ломке (были, конечно, и такие, но они не имели большого значения), а, напротив, к духовному обновлению Церкви в духе древнейших традиций, вдохновлявших жизнь Церкви, и в особенности в смысле усиленного осознания соборного начала. В многочисленных работах французских богословов появляется и настойчиво повторяется слово "collégialité", соответствующее хомяковскому термину "соборность", слово, насколько мне известно — новое, до этого времени совершенно необычное в католическом рядовом богословии. Подчеркивается и участие мирян в ответственности за жизнь Церкви[6]. И особенно замечательны и значительны голоса ряда видных и даже руководящих иерархов Католической Церкви, раздавшиеся на самом Соборе[7].

> А в протестантизме, особенно немецком, с большой силой после великих потрясений Первой Мировой войны проснулось то миросозерцание, которое можно назвать первохристианским и основоположно-христианским реализмом, которое в очень значительной степени утрачено было протестантизмом, но которое продолжало быть основоположно-решающей чертой христианского благовестия, как оно хранилось и проповедовалось как в Православной Церкви, так и в Католической. Истина воплощения Сына Божия — Слово действительно стало плотью и обитало с нами, "и мы видели славу Его" (Ин.1.14) — и начавшееся через это преображение всего тварного мира, особенно же через победу Сына Божия над Смертью, через Воскресение Его из мертвых[8], в котором мы и весь мир призваны быть участниками.

> В победе Его над смертью — основа и непосредственный корень христианского благовестия. Это опять со всей глубиной и силой было почувствовано, осознано рядом руководящих протестантских богословов и религиозных мыслителей и писателей ХХ-го века. И эта сила Воплощения и Воскресения Христова является уже теперь началом освящения жизни. Кроме уже названного выше швейцарца Оскара Кульмана, миросозерцание христианского реализма ярко представлено Wilhelm'oм Stahlin'oм, а также некоторыми деятелями так называемого "Высокоцерковного движения" ("Hochkirchliche Bewegung"), возглавлявшегося некоторое время недавно скончавшимся известным ученым Friedrich'oм Heiler'oм "Бернейхенского кружка" ("Bernenchener Kreis"); они особенно были активны в 20-х и 30-х годах нашего столетия; и вообще целым рядом протестантских богословов Германии. Особенно должны быть упомянуты A. Koberle, далее книга Эмиля Бруннера "Det Mittlet" ("Посредник" — 1927 г.), написанная под сильнейшим воздействием (как автор сам указывает) богословия св. Иринея Лионского и, конечно, наряду с произведением W. Stahlin'a, "Религиозный смысл Воскресения", "Theologie der Auferstehung" W. Kunneth'a (1933 г.). Это замечательная книга, пронизанная тонами пасхального благовестия и победного христианского реализма. Из других современных нам протестантских богословов, охваченных первохристианским созерцанием тайны снисхождения Божия, назову убежденного деятеля по сближению христианских церквей — профессора Шлинка из Гейдельберга и других участников богословского журнала "Kerygma und Dogma".

> Английское богословие XX века (особенно в 20-х и 30-х г.) обогатилось целым рядом богословских произведений, проникнутых созерцанием тайны Воплощения. В первую очередь назову два знаменитых сборника статей разных авторов "Essays Catholic and Critical" и "Essays on Trinity and Incarnation" и замечательную книгу L.S.Thomton'a "The Incarnated Lord", 1929 г.

> Особенно значительным является в связи с этим пробуждение сознания Церкви, т. е. сознания реальности, благодатной реальности Церкви во многих протестантских кругах, особенно в период между Первой и Второй Мировыми войнами. Замечательна в этом отношении, например, роль выдающегося престарелого вождя французских реформатов, пылающего духом пастора Wilfred'a Monod'a на богословском съезде протестантов "Journees Protestantes" в 1930 году в Valence (во Франции).

> Le Mystére de l'Eglise — "Тайна Церкви" — так начинает он свой доклад. Но "мы", т. е. протестантский мир, мы потеряли понимание того, что такое Церковь.

> "Наши души, насильственно отрезанные преследованиями от своей исторической кафоличности, уподобляются иногда людям, изувеченным на войне: нас отрезали от наших самых драгоценных литургических традиций; папский клерикализм навязал нам естественную и понятную позицию реакции против Рима, но она часто застывала в бесплодных протестах..."
> "Наконец, если говорить правду, протестантизм, как таковой, протестантизм во внутренней сущности своей, протестантизм спасения через веру (только) склоняется — намеренно или невольно — преуменьшать значение внешне данных даров благодати и значение Церкви.
> Мы не можем не признать, что наше учение о Церкви представляет слабый пункт протестантизма во Франции; мало того: здесь у нас пробел или, вернее, пустота, зияющая прореха”.

> "В самом деле, — восклицает Моно с нескрываемым волнением, — наша умственная и духовная растерянность пред идеалом Церкви, как Тела Христова, меня глубоко волнует; наше невежество в этом отношении меня приводит в смущение, наше равнодушие меня потрясает. И перед Посланием к Ефесянам — оно вновь открывается нам — я чувствую, как глаза мои наполняются слезами".

> Замечательна в этом же направлении, напр., и речь <о> мистической и вместе с тем конкретной исторической реальности Церкви, произнесенная генерал-суперинтендентом Zoellner'ом на одном из собраний Экуменического Движения. Таких примеров можно привести чрезвычайно много. Во многих протестантских кругах отвлеченно-субъективный подход к христианской проповеди сменяется трепетной захваченностью торжествующим, победным реализмом первохристианского благовестия. С другой стороны, в богословских построениях Бультманна и ряда его последователей мы имеем еще более заостренную субъективизацию и — если можно так выразиться — эмоционализацию христианской проповеди с ярко выраженным пренебрежением к основоположному ее элементу — свидетельству о Слове Жизни, раскрывшемся во плоти, о прорыве Божием в мир и в историю человечества. "Мы видели... и мы свидетельствуем" — на этом построено христианство, в этом — сущность его, и это с новой силой оживает в нас (несмотря на все стремления к "улетучению" благой вести), каждый раз, <когда> христианский мир с горячим томлением обращает свои взоры к тому, что произошло однажды реально в истории, в истории человечества и мира — к воплощению Слова. И в этом обращении духовным взором к истинно бывшему воплощению Слова есть основа, есть исходная точка — и знамя! — постепенно всё большего объединения христиан в одно Тело под Единым Главой — Христом.

> Невероятное, невозможное совершилось! Прорыв Божий в мир совершился, и мы стои́м в созерцании его, покоренные и объединенные единой открывшейся нам Любовью.


* Здесь не цитаты из песнопений, а сокращенный перевод их на русский язык. Ср.: "Воскресл еси яко Бог из гроба во славе, / и мир совоскресил еси..." (воскресный кондак I-го гласа); "Воскресл еси яко Безсмертный от гроба, Спасе, / совоздвигл еси мир Твой силою Твоею, Христе Боже наш..." (седален на воскресной утрене, глас IV); "...воскресл еси тридневный Спасе, / даруяй мирови жизнь" (воскресный тропарь I-го гласа); "Просветивый сиянием пришествия Твоего, Христе, / и осветивый Крестом Твоим / мира концы..." (ирмос 5-й песни воскресного канона I-го гласа); "Песнь новую поим, людие, / от Девы Рождшемуся во спасение наше / и едино Сотворшему с Небесными земная, / яко прославися" (ирмос 1-й песни крестовоскресного канона III-го гласа). Ср. сн. 154 в кн. Н.Арсеньева "О жизни преизбыточествующей. (Прим. ред. рассылки.)

** Из песни 9 крестовоскресного канона, VI-го гласа. "Да радуется тварь, и да процветет яко крин: / Христос бо от мертвых воста, яко Бог. / Где Твое, смерте, ныне жало, воззовем? / Где Твоя, аде, победа? / Низложи Тя в землю, / Возвысивый рог наш, яко благоутробен". Перевод: 'Да радуется всё творение и да цветёт, как лилия; / ибо Христос из мёртвых воскрес, как Бог. / "Где ныне, смерть, Твое жало?" — восклицаем; — / "Где, ад, Твоя победа? / Поверг тебя на землю Возвысивший наше достоинство, / как милосердный!"'  (Прим. ред. рассылки.)

> 4. Примеры см. там же.

> 5. О периоде сразу после Первой войны и вообще о религиозном возрождении во Франции в первой четверти 20-го века см., напр., превосходную книгу Боннского профессора Hermann'a Platz'a.

*** лат. "О смиренное величие! О высшее смирение!". Цитата из "Послания, обращенное ко всему Ордену" св. Франциска Ассизского, правда, там другой порядок слов: "O humilitas sublimis! O sublimitas humilis...".

> 6. А в это время как раз — в эти последние годы — в различных ветвях Зарубежной Русской Церкви всё больше намечается тенденция к отходу от идеи соборности в жизни Церкви.

> 8. См. об этом мою книгу Der Urchristliche Realismus und die Gegenwart, (I и II — Kassel, 1934-1935). В английском переводе — We beheld His Glory — она вышла в 1936 году.

Буду благодарен за материальную поддержку проекта.
Как это можно сделать, описано на странице messia.ru/pomoch.htm.

Здесь вы можете оценить прочитанный выпуск рассылки.
Заранее благодарен всем, кто выразит свое мнение.

Голосование эл. почтой: нажмите на ссылку, соответствующую выбранной Вами оценке, и отправьте письмо!
В теле письма можно оставить свои комментарии.
При этом, если Вы расчитываете на ответ, не забудьте подписаться и указать свой эл. адрес, если он отличается от адреса, с которого Вы отправляете письмо.
NB! На мобильных устройствах этот метод отправки письма может не работать. Поэтому, если Вы хотите задать вопрос редактору рассылки или сообщить что-то важное, надежней будет написать обычное письмо на адрес mjtap@ya.ru.

(затрудняюсь ответить)(неинтересно - не(до)читал)(не понравилось / не интересно) /

(малоинтересно)(интересно)(очень интересно)(замечательно!)

[при просмотре выпуска на сайте доступна функция "поделиться"]

messia.ru/r2/7/ek07_275.htm

Архив рассылки, формы подписки —» messia.ru/r2/
Сайт "Христианское просвещение" —» messia.ru

 »Страничка сайта вКонтакте«
»Страничка сайта в facebook«

Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах –
в письме, в icq или на форуме. Постараюсь ответить на вопросы.


Божьего благословения!  
редактор-составитель рассылки
Александр Поляков, священник*
(запасной адрес: alrpol0@gmail.com)
<= предыдущий выпуск серии