=рассылка *Христианское просвещение*=

Благодать Господа Иисуса Христа, любовь Бога Отца и общение Святого Духа да будет с вами!

С праздником Пятидесятницы!

О празднике в выпусках рассылок "Христианское просвещение" и "Мысли о вере и Церкви:
Брюс М. Мецгер: День Пятидесятницы: Дух Божий положил начало христианской Церкви (+ссылки)
свящ. Александр Шмеман: из сб. "Воскресные беседы"; Утешение и истинное призвание (из сб. "Беседы на р. 'Свобода'")
свящ. Александр Мень: в кн. "Таинство, слово и образ"; Дух Божий касается нас, но мы этого не чувствуем (проповедь)
митрополит Сурожский Антоний: огнем спустился на них Дух Божий
Яков Кротов.
священник Филипп Парфенов: о рассеянии христиан и грядущей жатве
Том Райт: Дух Святой и задача Церкви
Пятидесятница – от ветхого к новому (СББ, Библия-центр)

Тема выпуска: Свидетельство о Превозмогающем Присутствии в евангельских повествованиях
В связи с возникающими порой недоразумениями, помещаю следующее предуведомление:

Редактор-составитель рассылки (чьи контактные данные указаны в конце этого письма – выпуска рассылки), не является, как правило, автором текстов, которые в рассылке используются. Автор текста указывается перед текстом.

Пожалуйста, не пожалейте полминутки на то, чтобы оценить выпуск после того, как прочитаете его, или решите, что читать не будете. Хотя бы чтобы знать, что вы читаете рассылку, и я не трачу время впустую.
Благодарю всех, кто откликается на эту просьбу! :-)

Редактор

Автор: Николай Сергеевич Арсеньев.
Из книги "Единый поток жизни", гл. II. (agnuz.info/app/webroot/library/203/149/index.htm).
PDF (здесь, в отличие от версий в html, отражено курсивное выделение слов).

 
серия "Церковь: единство и разделения. Конфессии";
серия "Жизнь по Евангелию";
серия "Библия: Новый Завет"
 

 (примерно 1690 слов)

предыдущие части: (1)   (2)   (3)

 

> Глава вторая. Свидетельство о Превозмогающем Присутствии в евангельских повествованиях

> Это — основная ось всего содержания этой книги. "Мы видели и свидетельствуем", "мы видели славу Его" — вот основа и содержание всей проповеди христианской. Прорыв Божий в мир! и освящение жизни и начаток освящения твари через это. Это уже теперь — источник объединения "верующих во имя Его", ибо они захвачены и покорены одной силой, участвуют в одной жизни — Его жизни.

> Если под словами "мистический опыт" понимать ощущение непосредственное покоряющей близости, или вернее, превозмогающего присутствия Божественного, то эти слова в полной мере можно и следует отнести к содержанию опыта первых провозвестников христианства. "Мы видели славу Его" — эти слова 4-го Евангелия относятся к опыту всех апостолов и к содержанию не только 4-го, но всех четырех Евангелий. Слава эта сокрыта в уничижении и смирении Сына Человеческого. Но вместе с тем она сияет через них и раскрывается восприимчивым сердцам. Есть целый ряд "классических" мест в Евангелиях, повествующих о таких встречах. В них явна их мистическая окраска, т. е. ощущение Превозмогающего Присутствия.

> Петр после чудесного лова рыбы, потрясенный, "припал к коленам Иисуса" со словами: "Господи, выйди от меня, ибо я человек грешный": "Ибо ужас напал на него и на всех бывших с ним" (Лк.5.8-9). Известны слова благочестивого сотника: "Господи, я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой..." Мытарь Закхей, радостно встречает Его на пороге своего дома и отдает пол-имения своего бедным (Лк.19.2-9); грешная жена, потрясенная до глубины, начала обливать слезами и покрывать поцелуями ноги Его и отирать их своими волосами прежде чем она, наконец, исполнила то, для чего она пришла — помазать ноги Его благовонным миром: так внезапно охватила ее покоряющая сила Его присутствия. Слепорожденный, исцеленный Им, исповедует свою веру в Него: "Верую, Господи!" и поклонился Ему (Ин.9.37). Ученики, шедшие в Эммаус и узнавшие Его только позднее в "преломлении хлеба" ("но Он стал невидим для них"), вспоминают, как "горело" их сердце, когда Он изъяснял им Писание по дороге. С надеждой, с уверенностью идут к Нему. "Если хочешь, можешь меня очистить!" восклицает прокаженный. "Сыне Давидов, помилуй нас!" взывают слепцы. Мария сидит у ног Его и слушает слова Его. Ученики бросают всё и идут за Ним.

> Это, конечно — вспышки "интуиции", прозрения — в превозмогающее величие Его присутствия. И это присутствие прежде всего раскрывается в благостности и милосердии Его. Недаром Матфей, пытаясь изобразить характер Его воздействия, Его проповеди, Его присутствия, прибегает к этим словам Исайи о кротком Избраннике Божием: "Се Отрок Мой, Которого Я избрал, Возлюбленный Мой, Которому благоволит душа Моя... Не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах голо́са Его. Трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит..." (Мф.12.18-20; срв. Ис.42.1-3). Еще сильнее и непосредственнее это выражено в собственных Его словах, сохраненных нам в том же Евангелии от Матфея: "Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я <дам вам покой>. Возьмите иго Мое на себя и научи́тесь от Меня..." (11.28-30).

> Всё снова и снова говорится в евангельских повествованиях о том, как теснились вокруг Него люди, как молили Его о помощи. Но мы знаем, что народ жаждал земного Мессию, облеченнего земным могуществом; и покинули Его даже ученики, испугались и бежали. Петр трижды отрекся. Остались у Креста только Матерь Его и группа преданных женщин и любимый ученик. Крестная смерть явилась катастрофой, тяжелой душевной катастрофой для учеников и близких Ему людей. Ученики не только бежали, но были в состоянии глубокого морального кризиса — они потеряли веру. Они сидят вечером с запертыми дверями "страха ради иудейского"; они не верят сначала женщинам, которые говорят, что видели Его воскресшим. Христианская проповедь о победе не могла родиться в душах этих потрясенных, запуганных, потерявших свою веру людей. И вдруг, неожиданный перелом, психологический разрыв — они идут и проповедуют, что Он воскрес из мертвых, что это есть осуществление и венец величайшего плана Божия, и готовы умереть за эту проповедь. Это психологически необъяснимо, если не случилось что-то неожиданное, невероятное как раз в этот промежуток времени между глубиной их разочарования и их же победной, покоряющей сердца, торжествующей, мужественной проповедью — Его воскресение.

> Воскресение и Сошествие Духа создает новых людей, но эти новые люди выросли из своего духовного прошлого, и это их духовное прошлое связано с Ним! — с теми семенами, которые Он бросил в сердца, с теми мистическими интуициями и "мистическими встречами" с Божественным и Превозмогающим Присутствием, которые они пережили в бытность свою с Ним, в общении своем с Ним. Произошло то, о чём Он говорил им в прощальной, основоположной Своей беседе с ними, согласно Евангелию от Иоанна: прошедшее ожило в их сердце, но еще ярче, еще внятнее и убедительнее, чем это было тогда. Случилось то, о чём Он сказал им: "Утешитель, Дух Истины, Которого Отец пошлет вам во имя Мое, Он вас научит и напомнит вам всё, что Я говорил вам". И еще: "Он будет свидетельствовать обо Мне, ибо вы от начала со Мною" (14.26; 15.26-27). Вот — корень евангельской проповеди, мистический опыт встречи с превозмогающим Божественным Присутствием, данной им в Учителе и Господе и обновленной и углубленной в их сердцах силою Духа. Вот — истоки христианства и всего благовестия, и новой жизни, открывшейся им, и записей евангельских, и всей веры христианской, и всего миросозерцания и всей динамики и силы христианства... Мистическая встреча с Ним, явившимся во плоти. Величие в уничижении и в победе. Но величие сокровенное, однако достаточно сильное, чтобы перестроить жизнь. Величие той закваски — небольшой, не бросающейся в глаза, — от которой подымается всё тесто; величие зерна горчичного, которое, выросши, бывает выше всех злаков, становится деревом, и птицы небесные гнездятся в нём.

> Этот опыт — то, что они слышали, видели, рассматривали своими глазами, и что руки их трогали — предрешает всё христианство. Ибо это было "Слово Жизни": не посланец с неба, не великий носитель пророческого слова и служения, а сама "Вечная Жизнь", которая вошла в мир, которая "была у Отца и теперь явилась нам". В этом — благовестие. И жизнь в этом, и из этого проистекает: "Ему до́лжно расти, мне же умаляться" и "не я живу, но живет во мне Христос". Из встречи с Ним — жизнь с Ним и в Нём с участием в послушании Его, в муках Его, в Кресте Его и в подвиге Его — Себя отдающей любви. Глуби́ны и высо́ты иной жизни, тут среди нас, уже теперь раскрываются в Нём, в явлении Его в мире, в глубине снисхождения Его.

> Этот опыт, эта встреча становятся всё углубляющейся и растущей мистической жизнью в Нём, захваченностью Им, покорностью Ему, как мы видим это на примере апостола Павла: "Я стремлюсь, не достигну ли я, как я сам уже захвачен (покорен) Христом Иисусом" (Флп.3.12). "Любовь Христова понуждает нас" (2Кор.5.14) и "Живу уже не я, но живет во мне Христос" (Гал.6.12-20).

> * * *

> Характерно и многозначительно, что мистические встречи души́ с Господом в христианстве, как прошлых веков, так и нашего времени, переживались и переживаются на фоне новозаветных событий. Христианская мистика не абстрактна, не вне-исторична: она связана с Живым Лицом, с Тем, Который в глазах ап. Павла (и не одного Павла) был здесь, на земле, среди нас Носителем Полноты Божества во плоти ("в Нём вся Полнота Божества обитала телесно" — Колос.2.9). "И Слово стало плотию" (Ин.1.14). Поэтому христианское религиозное чувство во все времена ощущало "мистическую насыщенность" евангельских повествований, видело в них нередко, как ободряющие и умилительные примеры, так сказать, прообразы и своей встречи с милосердным Господом.

> Сотник, молящий об исцелении отрока своего, в трепете восклицает: "Я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой. Но скажи только слово, и исцелится отрок мой". Это: "Я недостоин, чтобы Ты вошел ко мне" живет в христианской мистике при встрече души́ с Богом, особенно в евхаристических молитвах. Так и в молитвах св. Иоанна Златоуста перед причастием говорится: "Господи Боже мой! Вем яко несмь достоин ниже́ доволен, да под кров вни́деши храма души моея́, за́не весь пуст и пался есть"* (молитва 2-ая) и еще: "Несмь доволен, Владыко Господи, да внидеши под кров души моея, но понеже хощеши Ты жити во мне, дерзая приступаю"** (молитва 9-ая). Так и в Западной (Католической) мессе священник молится перед причастием Св. Даров: "Domine, non sum dignus ut intres sub tectum meum: sed tantum dic verbum et sanabitur anima mea".9 А радостный трепет Закхея перед Господом, входящим в дом его, — Момент, когда совершился перелом во всей его духовной жизни, — вдохновил русского поэта-мистика Федора Глинку (1786-1880) к изображению души, готовящейся подойти к Чаще Господней. И здесь Он присутствует, как там присутствовал — но там видимо и телесно, ибо Он истинно пришел в мир грешных спасти.

> "Завтра, завтра в дом Закхея
> Гость таинственный придет,
> И бледнея и немея,
> Перед Ним Закхей падет.
> Смутен мытарь, беспокоен.
> Молвит в сретенье Его:
> "Недостоин, недостоин
> Посещенья Твоего.
> Гость чудесный, Гость Небесный,
> Ты так светел и лучист,
> А сердечный дом мой тесный
> И неприбран и нечист".
> Был ответ: "Не угощенья,
> Не здоровых Я ищу.
> Завтра к Чаше исцеленья
> Я болящих допущу.
> Завтра собственною Кровью
> Благодатию Отца,
> Духом мира и любовью
> Сам вселюсь Я к ним в сердца.
> И душа, хотя б истлела
> В знойном воздухе грехов,
> Моего коснувшись Тела,
> Возвратится к жизни вновь".
> Так, надеждой в душу вея,
> Кто-то сердцу говорит:
> "Завтра, завтра Гость Закхея
> И тебя ведь посетит".
> "О приди же, Гость священный,
> С Чашей жизненной Твоей!
> Ждет грехами отягченный,
> Новый ждет Тебя Закхей".

> И женщина-грешница, припадающая к Его ногам (см. молитву перед причастием св. Василия Великого) и Мария Магдалина у гроба, сначала не узнавшая Христа и потом узнавшая Его по Его словам, обращенным к ней, когда Он назвал ее по имени, и отвечающая: "Раввуни — Учитель!..10 становятся прообразами для души. И встреча Его с двумя учениками, шедшими в Эммаус, когда Он "открылся им в преломлении хлеба", — сцена, вдохновившая с особой силой Рембрандта... Вся новозаветная серия его картин, находящаяся в Мюнхене, полна трепетного ощущения Высшего Присутствия.

> Чувством удовлетворенной духовной жажды — через Его пришествие — дышут и слова́ старца Симеона: "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром", которые христианская Церковь и на Востоке, и на Западе поет или читает во время вечернего богослужения при окончании дня. Так встречей с Ним да закончится наш день и наша жизнь, как тогда жизнь старца Симеона. Просветление всей жизни и смерти в этом — конечный смысл и мистической и литургической жизни Церкви: ибо закваска раз навсегда вошла в мир для просветления мира ().

 


> 9 "Господи, я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой... но скажи только слово и выздоровеет душа моя" (ср. Мф.8.8; Лк.7.6,7).

> 10 Есть замечательный латинский гимн, принадлежащий перу ФИЛИППА ДЕ ГРЕВ, известного богослова и Канцлера Парижской Церкви (ум. 1236), где душа́, ищущая Христа, представлена в образе Марии Магдалины, вышедшей рано по утру ко гробу, но не нашедшей во гробе те́ла Иисуса. Но зато предстал пред нею сам живой, воскресший Иисус. Правда, Он не сразу ей открылся, и она сначала приняла Его за садовника, и собственно она не ошиблась: ибо Он сеет то семя, которое падает в душу..." Она у Иисуса спрашивает про Иисуса, жалуется, что Его унесли прочь; она сама носит Его внутри души, Он здесь, и она Его ищет... О Мария, брось стенания, уже другого не ищи! Сей есть поистине Садовник и Возделыватель душ; внутри твоего духовного сада ищи Насадителя духа".

> Aestimavit hortolanum
> Et hoc sane credidit:
> Seminabat enim qranum
> Quoci in meniem cecidit..
.

> Nam a Jesu Jesum quaerit,
> Sublatum conquaeritur;
> Jesum intus mentis qerit,
> Jesus praesens quaeritur
> Mentem colit, meniem serif
> Jesus, nec percipitur...
> ... ... ... ... ... ... ... ..
.

> O Maria, noli flere,
> Jam non quaere alterum.
> Horto lanus hie est vere
> Et colonus mentiurn.
> Intra mentis hortum quaeris
> Mentis operarium
.

> (Analecta hymnica medii aevi, vol. I, 1907, p. 533. Ср. мою юношескую работу "Мистицизм и лирика" — Журнал Министерства Народного Просвещения, СПБ 1917 г. и отдельной брошюрой, стр. 48-51).

* т.е. "Господи Боже мой, знаю, что не сто́ю я того и недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, в дом души моей, потому что он весь пуст и обрушился..." (пер. иером. Амвросия (Тимрота)) – Прим. ред. рассылки.

** т.е. "Недостоин я, Владыка Господи, чтобы Ты вошел под кров души моей. Но, поскольку Ты, как Человеколюбец, хочешь жить во мне, я дерзновенно приступаю" (там же).

Буду благодарен за материальную поддержку проекта.
Как это можно сделать, описано на странице messia.ru/pomoch.htm.

Здесь вы можете оценить прочитанный выпуск рассылки.
Заранее благодарен всем, кто выразит свое мнение.

Голосование эл. почтой: нажмите на ссылку, соответствующую выбранной Вами оценке, и отправьте письмо!
В теле письма можно оставить свои комментарии.
При этом, если Вы расчитываете на ответ, не забудьте подписаться и указать свой эл. адрес, если он отличается от адреса, с которого Вы отправляете письмо.
NB! На мобильных устройствах этот метод отправки письма может не работать. Поэтому, если Вы хотите задать вопрос редактору рассылки или сообщить что-то важное, надежней будет написать обычное письмо на адрес mjtap@ya.ru.

(затрудняюсь ответить)(неинтересно – не(до)читал)(не понравилось / не интересно) /

(малоинтересно)(интересно)(очень интересно)(замечательно!)

[при просмотре выпуска на сайте доступна функция "поделиться"]

messia.ru/r2/7/ek10_299.htm

Архив рассылки, формы подписки —» messia.ru/r2/
Сайт "Христианское просвещение" —» messia.ru

 »Страничка сайта вКонтакте«
»Страничка сайта в facebook«

Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах –
в письме, в icq или в соцсетях. Постараюсь ответить на вопросы.


Божьего благословения!  
редактор-составитель рассылки
Александр Поляков, священник*
(запасной адрес: alrpol0@gmail.com)
<= предыдущий выпуск серии